NewsInterviewsWritingsPhotoMusic
Kroogi in Press (Russian) - Kroogi форум Интервью в прессе

Kroogi форум — Kroogi in Press (Russian) — download

Kroogi in Press (Russian) Kroogi форум
Руководитель первого сервиса с моделью "заплати, сколько хочешь" Kroogi.com, альбомы на котором представлял Борис Гребенщиков, бывший технический директор знаменитой платформы Napster Мирослав Сарбаев рассказывает о проблемах краудфандинга в России, музыкальных проектах, перспективах MySpace, пиратстве и защите авторских прав.

– Несколько лет назад "Круги" были очень популярны. В последнее время о них слышно мало. Связано ли это с тем, что вы взяли прицел на Запад / нужно ждать чего-то большего / вы устали и начали заниматься другими проектами?

– Kroogi полны сил и энтузиазма. Естественно, нужно ждать чего-то большего. Что касается уменьшения количества статей о нас в медиа – это намеренно. С какого-то момента мы начали измерять и учитывать огромное количество параметров, связанных с нашим бизнесом, – гораздо больше, чем это делает средний интернет-проект. Померяли в том числе и эффективность медиапокрытия и поняли, что это не влияет на нашу посещаемость. Сейчас у нас около 30 тысяч артистов, и они прибывают по нескольку десятков в день.

– Какие конкуренты появились на вашем рынке за последние несколько лет?

– Мне близка позиция президента одной фармацевтической компании, разрабатывающей средства для борьбы с онкологическими заболеваниями. Когда ему задали аналогичный вопрос, он сказал: "наш главный конкурент – рак".

Перед нами – миллиарды людей – отзывчивых и готовых поддерживать творцов; подключенных к сети и вооруженных электронными деньгами. И миллионы творцов, которым нужна поддержка и которые эту поддержку не получают. Эта проблема и есть наш главный конкурент. Все остальное – несущественно.

– MySpace в очередной раз обновился и, судя по всему, невзирая на разговоры и прочее, умирать не собирается. Каково ваше отношение к этому проекту?

– "В конце прошлого года Владимир Ильич Ленин был вывезен из мавзолея на ночь и вернулся с новым стеклянным глазом, изготовленным по последнему слову нанотехнологий. Невзирая на разговоры и прочее, Ленин жив!" Но вот иллюстрация из Alexa :



Впрочем, я не прав, сравнивая MySpace с покойным вождем мирового пролетариата. Портал на данный момент 255-й по посещаемости в мире, что не так плохо. Lenta.ru, например, на 650-м месте в мире. Так что MySpace все-таки гораздо живее Ленина, хотя и движется к смерти гораздо быстрее и драматичнее, чем неживой жилец мавзолея на Красной площади.

Но я привел этот график не для того, чтобы плясать на костях MySpace. Смотрите: до конца 2011 года MySpace медленно и величаво катился вниз. В конце 2011 года падение затормозилось, и примерно до апреля все шло достаточно стабильно (несмотря на мрачные биржевые отчеты). Примерно в мае трафик опять пополз вниз – Zynga, RockYou и Playdom закрыли поддержку своих игр на платформе MySpace, и огромному количеству пользователей стало незачем туда ходить. Осенью 2012-го был объявлен грядущий новый дизайн, что вызвало вспышку интереса и волнообразный трафик. Затем новый дизайн стал достоянием общественности (еще один пик), за которым последовало очень эмоциональное по своей форме на графике падение интереса. «WTF?!» – сказала публика.

Вывод: Design does not matter. Польза от хорошего дизайна однозначно есть, но не до такой степени, как это кажется публике.

– В одном из интервью вы называли Kroogi краудфандинговой платформой. Но в сегодняшнем понимании он не очень типичный, потому как такие площадки в чистом виде обеспечивают сбор денег под конкретные проекты – так называемый префандинг. Вы же по сути используете постфандинг – возможность скачать уже готовые записи. При этом в той модели, наверное, важнее оказывается сила убеждения (ролики на Kickstarter и прочее), а в вашей – личность автора. Какие вы сами делаете различия краудфандинговых проектов и моделей на рынке?

– Когда я начал говорить о Kroogi как о краудфандинговой платформе, в русском языке еще не было такого слова. Краудфандинг тогда понимался нами как любая интернет-технология, которая позволит большому количеству людей скинуться маленькими деньгами, чтобы в результате получилось много денег для поддержки чего-то большого и прекрасного.

На Kroogi реализован как постфандинг, так и префандинг. О постфандинге вы знаете – «скачай и заплати сколько хочешь». Префандинг появился в 2010 году под названием КПД (Кредит порога доверия). Мы помогли нескольким коллективам реализовать успешные проекты (среди них – «Флёр», «Мегаполис», Zорге). Zорге и «Флёр», кстати, проводят у нас по второй КПД-акции прямо сейчас. Есть еще третий тип краудфандинга – careware – организатор сбора просит своих поклонников скинуться на нужды третьей организации. Этот тип тоже реализован на Kroogi. В том же 2010 году, например, «Аквариум» выступил с премьерой альбома «Наша жизнь с точки зрения деревьев», больше половины поступлений за который направлялись фонду «Справедливая помощь» доктора Лизы Глинки.

Но вернемся к префандингу, который теперь так популярен. Мы поработали по этой модели в 2010 году и решили, что для широкого использования КПД в России модель еще не доизобретена. КПД, он же префандинг – это ни что иное, как воплощениe того, что в теории игр называется Assurance Contract или Provision Point Mechanism. Впервые эту модель – еще до интернета – подняли на щит либертарианцы и анархо-капиталисты.

Итак, Assurance Contract – это обещание большого количества пользователей заплатить за что-то небольшие деньги в случае, если наберется критическая масса плательщиков.

В условиях развитой кредитной системы (как в США, например) есть миллион дешевых и эффективных способов заставить человека выполнить свое обещание. В условиях России, где кредитная система находится на этапах становления (быстрого, но все же становления), самый верный способ – взять деньги сразу.

В этом случае возникает проблема – что делать, если не соберется необходимое количество участников? Возврат денег стоит дорого, кто будет за это платить? Разные российские платформы по-разному решают эту проблему. Например? «Планета» в конце акции зачастую меняет запрашиваемую сумму и таким образом превращает неудачный проект в удачный.

Я не говорю, что это плохо. Музыканты получают собранные деньги. Но это очень дорого обходится самой «Планете». Кто-то должен был подумать и принять решение подкрутить цифры. Потом кто-то должен следить за тем, что за 50–60% изначально заявленного бюджета артист выполнит обязательства, данные с расчетом на 100%. Это трудно и практически не масштабируется.

Boomstarter с этой проблемой имеет дело по-другому. У них в случае неудачи деньги возвращаются на «внутренний баланс». Это может взорваться – возникнет волна недовольства тем, что деньги за неудачную акцию не отдают в руки, а кладут на на банковский счет Boomstarter. Чтобы этого не произошло, Boomstarter приходится тратить огромное количество сил, чтобы отбирать проекты, которые с высокой вероятностью станут успешными.

На данный момент еще не изобретена бизнес-модель краудфандинга, которая бы позволила в России собирать деньги не только для заведомо успешных проектов, но для всех желающих, и которая бы обеспечила финансовую независимость самому краудфандинговому бизнесу.

У нас есть кое-какие идеи по решению этой проблемы, но они пока находятся на стадии проверки на вменяемость.

– Вы следите за успехами российских платформ вроде Thankyou.ru?

– Послеживаю. К сожалению, у них случилась большая встряска около года назад – Thankyou.ru расстались со своим основателем – Аркадием Куликом. Венчурным капиталистам Кремниевой долины хорошо известно, что когда компания находится в творческом поиске оптимальной бизнес-модели, расставание с основателями уменьшает шансы на выживание примерно в 200 раз. Поэтому на то, что случилось с Thankyou.ru в мае-июне 2012 года, я не могу глядеть без боли.

– Каким видите ближайшее будущего механизма «Заплати сколько хочешь» в России?

– У этой модели – огромное будущее. Собственно, это одна из главных моделей экономических отношений между людьми будущего.

"Заплати сколько хочешь" – это экономика, управляемая совестью. Когда об этой системе говорят в России, нередко слышна фраза: "русские склонны к халяве". Я должен сказать, что при добровольной оплате русские платят не меньше и зачастую чаще, чем англичане, американцы или немцы.

Одно из фундаментальных различий между жителем бывшего СССР и жителем западного мира в том, что на протяжении последних ста лет у русского человека сложилось чувство глубокого недоверия по отношению к системе. В отличие от, скажем, немца или американца, которые целиком и полностью на нее полагаются

Когда американец сталкивается с добровольной оплатой, у него в голове проскальзывает мысль, что даже если он сейчас не заплатит, то справедливая система это как-нибудь компенсирует. Русский же человек в этот момент думает: "Если не я, то кто?" И платит чаще. И это правильно, потому что система – не компенсирует.

С другой стороны, механизм "заплати сколько хочешь" еще недостаточно дал ростки в коллективном бессознательном. Этот принцип будет работать для каждого творца в отдельности, но не может работать в качестве единственной составляющей и основы бизнес-модели «агрегатора». Это должно быть частью чего-то большего.

– Что вы думаете о "Яндекс.Музыке"? Насколько, как вам кажется, пользователи готовы к платной подписке? Пожалуй, это наиболее удачная российская история сейчас, если говорить о продаже легальной музыки.

– Мне очень нравится этот сервис. И вообще компания "Яндекс" – они настоящие изобретатели. В их технологиях, бизнес-моделях и методологиях ведения дел – огромное количество волшебства и новаторства – гораздо больше, чем заметно на первый взгляд.

Обратите внимание, что "Яндекс.Музыка" – это не самостоятельная бизнес-модель. Она растет, процветает и приносит огромную пользу пользователям и артистам как часть чего-то большего – экосистемы "Яндекс".

– Кажется ли вам, что пользователи могут выбирать нишевые музыкальные платформы? Вот, например, во "ВКонтакте" есть все – там сидят, понятно, и для других целей, но это просто большой музыкальный космос. "Яндекс. Музыка" тоже хочет предлагать как можно больше разной музыки. На "Кругах" же весь контент дает понять, кто ты и откуда, – "Аквариум", "Наутилус", Настя, "Выход", даже в разделе "Инди", где, казалось бы, ожидаешь увидеть группы вроде Motorama и прочий "Пикник Афиши", все-равно встречается формат "Нашего радио". Кто ваша аудитория? Планируете ли вы расширять тематические рамки?

– Исторически сложилось так, что ядро нашей аудитории складывалось вокруг любителей музыки группы "Аквариум". Однако эта аудитория – живой, растущий и развивающийся организм. Мы пытаемся быть для него "хорошими родителями" – поддерживать интеллигентность и тонкость, но ни в коем случае не сдерживать в жанрах и способах самовыражения.

– Есть ли у вас какие-то внутренние барьеры в приглашении участников? Например, известно, что в России есть три кита, на которых держится музиндустрия: Лепс, Михайлов, Ваенга. Также есть Нюша и Тимати, и только Земфире удалось выйти примерно на тот же уровень. Стремитесь ли вы сделать свой проект массовым? Есть те, кого вы бы никогда не пригласили?

– Барьеров нет. Есть TOS – наша "конституция", и если участник готов ее выполнять – мы раскрываем ему объятия. Кроме того, важно понимать, что мы – это система "сделай сам". Мы никого не приглашаем, но поддерживаем тех, кто стремится к самосовершенствованию в области выстраивания отношений с интернетной аудиторией, тех, кто помогает растить сообщество. Ну и тех, чей контент нравится нам лично, как же без этого.

– Ранее вы говорили о том, что проект существует на деньги инвесторов. Сначала «Круги» не спешили с монетизацией, потом вы говорили о том, что будете брать 10%, в итоге стали брать 15%. Скажите, пожалуйста, во-первых, как все же работает эта модель (какой процент и за какой период / или каждую транзакцию) и смогли ли вы выйти на окупаемость? Если нет, то как живете сейчас и как планируете развиваться дальше.

– Мы всегда брали 15%. Если когда-либо в прессе появлялась другая информация, это, скорее всего, результат недопонимания. Если бы мы не тратили ресурсы на развитие, мы бы сейчас окупались. Сейчас нас продолжают поддерживать инвестиции. ROI не за горами.

– Павел Дуров неоднократно отвечал на обвинения "ВКонтакте" в распространении пиратского контента тем, что музыканты должны забыть о такой бизнес-модели, как продажа своих треков. По его мнению, зарабатывать сейчас можно концертами, продажей футболок и прочими вещами. Весь же контент в мире будущего должен свободно перемещаться между людьми. Как вы считаете? Вы сами против пиратства?

– Под пиратством разные люди понимают очень разные вещи. Давайте в рамках этого разговора называть пиратством широкомасштабное распространение музыки против воли правообладателя. Я категорически против такого пиратства.

Однако закон, на который опирается система защиты правообладателей от пиратства, требует значительного пересмотра. Особенно это заметно в двух областях: fair use и derivative works.

Fair use. В классической трактовке если я купил диск, и сделал копию для одного друга – это считается легальным fair use. Такое использование проходит так называемый four factor balancing test, потому что не оказывает значительного влияния на экономику дистрибуции диска законным правообладателем. Однако если вместо диска в этом же сценарии будет фигурировать файл, то теоретически возможен вариант, когда каждый получивший этот файл в свои руки скопирует его только одному (!) другу, и это вызовет лавинообразное насыщение рынка – что полностью подорвет продажу контента правообладателем. Fair use, как мы его понимали в XX веке, не работает.

Делиться музыкой с друзьями – опасно для правообладателя. С другой стороны, это подрывает механизм вирального продвижения, что не менее опасно для правообладателя.

Derivative works. Закон запрещает распространение ремиксов и каверов без соответствующей лицензии от правообладателя работы-оригинала. Однако существует мнение, что в наше время пост-пост-постмодернизма "все – ремикс". Да и не только в наше время. Крылов – это ремикс Лафонтена. Лафонтен – ремикс Эзопа и так далее. Наиболее иллюстративно в этом смысле выступление Кирби Фергусона на ted.com, которое называется "Emrace the Remix". В этом выступлении он показывает, как всем известные хиты Боба Дилана – ни что иное, как "ремиксы" более ранних американских произведений. Если посмотреть на ситуацию с этой точки зрения, совершенно очевидно, что закон о derivative works – это очень серьезное препятствие на пути культурного прогресса человечества.

Для проблемы fair use предложена масса решений, но ни одно из них не является всеобъемлющим и бесспорным. Модель добровольных платежей – это одно из частных решений проблемы. Prepayment (то, что сейчас принято называть краудфандингом) – это другое частное решение той же проблемы. Третье красивое (в теории) решение предложено Никитой Михалковым. Четвертое – моделью Spotify.

Решений проблемы derivative works известно гораздо меньше. Хотя она не менее фундаментальная, чем первая.

– Вы давно живете в Америке, где авторское право охраняется законодательно намного больше, чем в России. Кто должен реализовывать эти законы и каким образом?

– Закон, охраняющий интеллектуальную собственность, абсолютно необходим. Другое дело – насколько разумно выстраивать конструкцию из трех рядов колючей проволоки и маленького окошечка с кассой вокруг музыкального произведения. Важно понимать, что это два не связанных друг с другом вопроса. У человека, обладающего интеллектуальной собственностью, должна быть возможность защитить свое право использовать и монетизировать эту собственность. Однако в современном мире этот закон нарушается настолько масштабно, что совершенно очевидно, что он не работает и его надо менять.

Я сознательно избегаю рецептов – как можно было бы поменять законы. Потому что эта тема огромна и может унести нас далеко за пределы этого интервью.

– Какие новые инструменты вы используете в продвижении сервиса? Cейчас тренд говорит о том, что люди все чаще обращаются к мобильным устройствам. Планируется ли запуск приложения Kroogi?

– Что касается социальных сетей, то у нас есть модуль, который называется "Портфолио". Это один из краеугольных камней, визитная карточка артиста. "Портфолио" красиво интегрируется с Facebook, с Livejournal и с любыми другими ресурсами, где можно ставить виджеты.

Эти модули несут неоспоримую и очевидную пользу – как пользователям "Кругов", так и пользователям тех массовых сетей, с которыми у нас сделана интеграция. Мы убедились, что если есть эта самая польза, да еще усиленная виральными механизмами – это двигатель гораздо мощнее, чем любые контрактные договоренности с тем же Facebook.

Портфолио сделано таким образом, что его можно лайкать, репостить, комментировать и так далее – целиком и частями. Это позволяет контенту расползаться по массовым социальным сайтам, используя встроенные виральные механизмы. В этом есть и польза, и виральность.

А наше приложение пока находится в бета-фазе, совсем скоро в нем можно будет слушать музыку. И не только.

С Мирославом Сарбаевым беседовала Анастасия Черникова.
Оригинал статьи - http://slon.ru/future/pri_dobrovolnoy_oplate_russkie_platyat_chashche_chem_amerikantsy-940661.xhtml

Мирослав Сарбаев — наш человек в Силиконовой долине. Работал техническим директором в Napster, и на его глазах компания-популяризатор превратилась в пирата. Сегодня он занимается проектом Kroogi.com, где выкладывают свои произведения десятки тысяч российских музыкантов, писателей, художников и фотографов: от Гребенщикова до Гришковца. Условия свободные: кто-то предоставляет твои творения бесплатно, кто-то за «сколько не жалко». И этот рассадник искусств очень удачно функционирует. Поэтому к Мирославу много вопросов. Кто «пиратит»? Кто не «пиратит»? Не пора ли менять закон об авторском праве? И эти фрики из «Социальной сети» - они действительно такие?

— Как вы оказались в Napster? Как вы были пиратом?

— Napster я продал свою компанию. У моей IT-консалтинговой компании был маленький клиент, никому не известный, с штатом в 4 человека. Мы, особо не вникая, чем они занимаются, подкручивали им базу данных. Но в какой-то момент заметили, что каждый день к их серверу присоединяется примерно один миллион человек. Рост плюс миллион в день! В это же время мы с коллегами думали, что пора перестать продавать себя как женщина легкого поведения за час, а начать делать что-то разумное-доброе-вечное. А тут ребята из Napster пришли к нам и предложили присоединиться в качестве инженерной команды. Так и срослось.

— И вам было не интересно, чем они занимаются?

— Как только мы увидели их рост, сразу разобрались, какой сервис они предоставляют. Но на тот момент понятие музыкального пиратства не включало в себя то, что делал Napster.

— Пиринговые сети - это ведь их ноу-хау? Вы были свидетелем их появления?

— Contrary to common belief — супротив того, что считает общественность, Шон Паркер, который фигурирует в фильме «Социальная сеть», не является основателем Napster. Он появился чуть-чуть раньше нас, и в той же роли, что и в Facebook — привел инвесторов. На самом деле он очень аккуратно выведен в «Социальной сети». Человек просыпается с тяжелейшего похмелья, не узнает девушку, которая лежит с ним рядом — это типичный Шон Паркер тех дней. Но был другой Шон — Феннинг, который и основал Napster. Кроме Шона Феннинга, к этому причастны еще два человека: Али Айдар и Дима Дахновский, который сейчас живет в Москве, на Чистых Прудах, и занимается стартапами. Али был шахматистом, изучал вместе с Димой компьютерные технологии. И они написали пиринговую систему для игры в шахматы. Это была первая пиринговая система из всех известных. Napster, торренты, вся эта технология — выросли из увлечения шахматами.

И в этой разношерстной компании был четвертый партнер — Джон Феннинг, дядя Шона. Он был шахматистом, темной личностью, махинатором, как Остап Бендер. Он познакомил Шона, который тогда жил у него в подвале, с Али и Димой. И когда Шон увидел эту шахматную программу, предложил сделать то же самое для музыки. Али и Дима отказались — некогда. И научили Шона азам программирования. Тот засел на 4 месяца в подвале и написал свою систему для музыки. Через 2 часа после ее запуска дядя обнаружил, что Интернет лег — из-за количества соединений. В тот же момент побежал и зарегистрировал компанию на свое имя. И — «добрый дядя» — дал 30% Шону. Так появился Napster.

— А начали мы про ноу-хау в пиратстве.

— Тогда мы не думали о своей деятельности как о пиратстве. Пиратство — это «паленые» диски. Копировать и продавать — пиратство. Делиться музыкой в Интернете — нет. Шон изначально это делал для себя и своих друзей — для обмена файлами, причем не только музыкальными. Когда мы к ним присоединились, увидели уникальную быстрорастущую систему — каталог музыки. Но уже тогда внутри Napster строили подсистемы для того, чтобы платить правообладателям. В бизнес-плане предусматривалась модель, очень похожая на spotify. Когда считается количество скачиваний, учитывается, кого качают, берутся деньги помесячно со всех пользователей, и процент прибыли делится пропорционально между правообладателями. И кстати, суд не признал Napster виновным в нарушении закона. Суд высказался примерно так: ребята, мы понимаем, что вы хотите сделать хорошо, и вы над этим работаете, сделаете систему spotify — включайте ее на здоровье. И этот процесс «доведения до хорошо» продолжался, пока не закончились деньги. А деньги закончились, потому что звукозаписывающие компании были обозлены на Napster и продолжали их засуживать. Им бы подождать чуть-чуть, и сейчас все были бы в шоколаде, включая те же звукозаписывающие компании. Потому что там была 150-миллионная база пользователей, из которых наверняка миллионов 15 монетизировались бы. 15 миллионов по 20 долларов в месяц спокойно закрыли бы ту брешь, которая образовалась из-за пиратства.

— Авторское право выглядит как наследие феодального права. Право собственности 500 лет назад было понятно: этот кусок земли может дать один урожай в год. Есть владелец, и все, что всходит на этом куске земли, принадлежит ему. Проблема оцифрованной интеллектуальной собственности — в том, что на цифровом поле ее можно множить практически бесконечно. Программы можно бесконечно копировать. Не пора ли менять наши взгляды на авторское право? И если да, то каким оно может быть?

— Все-таки авторское право — необходимая и важная часть всего общественного права. Но в нем есть три больших нестыковки. Психологическая. Фундаментальная. И структурная.
Психологическая нестыковка заключается в том, что одним словом «музыка» называются два типа явлений. Первое — продукт, созданный на продажу. Второе — «крик души», за который брать деньги просто неприлично. Первый тип появляется чаще всего даже не потому, что музыкант или композитор такие циничные стяжатели, а просто потому, что в экономическом уравнении создания музыки участвовали инвесторы, которые хотят на этом заработать. Зачастую конечный продукт настолько дорог, что без участия инвесторов его создание просто невозможно.
Фундаментальная нестыковка возникла из-за того, что современное авторское право по большей части ограничивает возможности создания derivative works, таких как, например, ремикс, кавер, или аудиокнига. Если я спел чужую песню, то для того, чтобы выпустить ее на диске, я должен найти правообладателя — что может быть крайне сложно, и получить или купить разрешение. В нашу эпоху пост-модернизма, даже пост-пост-модернизма, когда огромная часть культуры строится на цитатах, переработке и переосмыслении всего предшествующего, такая постановка правового вопроса не может не тормозить развитие культуры. И главное, эту фундаментальную проблему довольно просто решить.
Что касается третьей, структурной нестыковки — она имеет отношение к неработающему понятию «справедливое использование».
Главное, что все эти проблемы существовали задолго до Интернета. Интернет просто поставил вопросы острее, и ввел рынок в состояние ступора.
Да, сегодня производство и копирование практически ничего не стоят, и я на своем телефоне могу производить продукты интеллектуальной собственности. Но затраты на создание продукта все равно остаются. И людям, которые тратят свою душу и силы на творчество, надо на что-то жить. Я не считаю, что авторское право должно быть полностью выброшено. Существует группа создателей интеллектуальных продуктов, для которых modus operandi — не разносить пиццу, а потом творить бесплатно, а получать деньги за то, что они создали, и что является их творческим кредо. И если им не платить денег, они будут несчастны. Может быть, они не перестанут творить, но их песни будут очень грустными.

— Продолжим тему «ступора». Есть программы — бесплатные и платные. Есть, например, Яндекс с сервисами и музыкой в свободном доступе.

— Часто люди создают бесплатный программный продукт, понимая, что таким образом они завоевывают репутацию, чтобы потом предлагать платный продукт. У Яндекса другой метод. Он написал свой поисковик. Для них Google, вернее, индус Шива, который работал с нами в Napster, а потом ушел в тогда еще маленькую компанию Google, — он придумал способ монетизации. Яндекс отлично освоил монетизацию. Поэтому и создает огромное число великолепных продуктов, которые может раздавать совершенно бесплатно. Я сейчас ехал при помощи Яндекс.Навигатора, который стал дополнением к Яндекс.Картам. И от того, и от другого я в восторге.
Так что есть две модели: сделать что-то бесплатно, подразумевая платную версию, или сначала монетизироваться, а потом вернуться к идее служения человечеству.

— Это разговор на уровне корпораций-монстров. Маленький человек, который вывешивает любимую композицию на Facebook, — он не извлекает выгоды, но он же тиражирует! Это незаконно?

— Ваш вопрос — о той самой фундаментальной нестыковке. В законе о копирайте есть такое понятие «справедливое использование». Еще напстеровские юристы говорили: если вы делитесь с десятью друзьями, мы докажем, что это справедливое использование, если с тысячей — мы даже не возьмемся. В закрытых сетях можно с небольшим риском позволять людям делиться контентом со своими близкими друзьями.

— Какое дикое законодательство! И где граница между «законными десятью» и «незаконной тысячей»?

— Нет, вовсе нет. Смотрите, существуют Kroogi.com, и нет закона, который бы запрещал музыканту выложить свою музыку в открытый доступ. Но если продюсер или инвесторы музыканта запрещают это делать, должен быть закон, поддерживающий этот запрет. Устарела ли конструкция в мозгах запрещающих — другой вопрос. Закон должен помогать делать людям то, что они считают справедливым, если общество тоже считает это справедливым.
Однако, следует признать, что легальное понятие «справедливое использование» размыто — настолько, что им почти невозможно пользоваться. Действительно — дать музыку другу не является незаконным действием. Двум — тоже. И десяти — скорее всего законно. А пятнадцати? Двадцати? Нет четкой границы! И это неудивительно: даже если каждый будет делиться музыкой только с одним другом, это не исключает возможности ее лавинообразного бесплатного распространения. С другой стороны, поставить вне закона возможность поделиться музыкой с друзьями — абсурдно с человеческой точки зрения и не продуктивно с точки зрения индустрии: это убьет «виральный маркетинг» - «сарафанное радио».
Какой из этого следует вывод? Та часть авторского права, которая называется закон о «справедливом использовании» - глубоко несовершенна, ей на смену должно прийти что-то другое.

— Российское авторское общество Никиты Михалкова с его 1% отчислений буквально со всего. Это современно? Это «дигитально»?

— Я изложу непопулярное мнение. Намерение, заложенное в эту модель, очень хорошее! Более того, скажу вам, в этой модели заложен потенциал решения проблемы «справедливого использования», о котором я говорил несколько минут назад. В конце 90-х в сердце Силиконовой долины один деятель строил оптоволоконную сеть, супербыстрый Интернет. Он предполагал облагать «налогом» всех пользователей, из которых какой-то процент шел бы правообладателям, и можно было бы легально качать все что угодно — но только внутри этой «налогооблагаемой сети». Никита Михалков развивает близкую к этому идею. Это правильный элемент социализма — когда все немножко платят, и из этого получается что-то хорошее. Намерения благие, но в исполнении идеи, как мне кажется, очень много недодумано.

— Ваша элегантная модель распространения контента Kroogi. На чем строится бизнес? Есть аналоги?

— Стопроцентных аналогов нет. Мы открыли Kroogi, чтобы помочь тем, кто занимается творчеством, представить и монетизировать свою деятельность в Интернете. У нас есть поклонники, которые решили выразить свое восхищение подражанием. Например, в 2010 году неплохо стартовал российский портал ThankYou.ru, который работает по модели «скачай и заплати сколько хочешь» - это одна из моделей монетизации, которая была доступна на Кругах в 2008 году. Есть еще одна система, которая была запущена в прошлом году с легкой руки группы Би2: Planeta.ru очень похожа на наш модуль краудфандинга.
Хотя пионерами на поляне добровольных платежей, конечно, была группа Radiohead, а в краудфандинге — поклонники группы Marillion.
Были аналоги Sellabаnd, неплохой сервис Jamendo. У Sellaband не получилось, потому что они предлагали людям инвестировать в музыку, а когда ты расслабляешься перед компьютером, у тебя вряд ли возникнут идеи инвестирования. Jamendo слишком привязаны к лицензии Creative Commons. У них вообще мессианские задачи: сделать так, чтобы все поняли, как хорошо пользоваться лицензией Creative Commons.

— Apple некоторые ругают за жадность — в их экосистеме за контент надо платить. Стив Джобс что-то недопонял? Гений что-то не предвидел? Или это мы не правильно что-то понимаем?

— Прежде всего, Джобс придумал компанию, которая делает железо. Его задача в 2001 году выглядела так: сделать магазин по продаже музыки и наполнить его контентом. Идеи «скачай и заплати сколько хочешь» тогда не было. Джобсу надо было что-то залить на iPod. Как? Постучаться в двери крупнейших производителей музыки и предложить магазин, работающий по понятной им модели. Что он и сделал. И сегодня у Apple самый большой, самый эффективный музыкальный магазин. Сто пудов он не ошибся!

— Многие известные музыканты высказываются: скоро все кардинально изменится в системе распространения музыки. Вульгарное народное представление: я плачу 500 рублей в месяц за Интернет, почему я должен платить за какой-то контент в этом Интернете? Эти идеи — фантазии и бред?

— Мне кажется, очень скоро мы увидим, как разрешатся три нестыковки, о которых я говорил раньше. При этом авторское право останется. Оно просто станет более эффективным и справедливым.

— Резюме: пиратство плохо, пиратство не всегда плохо? Маленький мальчик где-нибудь в Уганде, собравший компьютер из сенокосилки, не может заплатить за легальные программы для этого компьютера. Лучше, чтобы он нелегально использовал чужую интеллектуальную собственность для развития своего интеллекта, чем он останется со своей сноповязалкой — не дай бог сделает из нее пулемет?

— Вы только что проиллюстрировали идею, почему любое однозначное категоричное заявление не имеет смысла. 15 минут назад я рассказывал, как из-за пиратства страдает одна группа людей. Вы только что рассказали, как возможно человечество получит нового Стива Джобса. Есть беспроигрышный набор правил — их 10, - одно из них «не укради». Если с этой точки зрения посмотреть на пиратство, то мальчик в Уганде с его паленым Windows — украл ли он? Ответьте сами на этот вопрос, сначала в соответствии с буквой закона, а потом в соответствии с духом. Другое дело: человек едет на BMW в свой особняк на Рублево-Успенском шоссе и покупает нелегальную болванку за 100 рублей. Украл ли он? Попробуйте ответить на этот вопрос. С третьей стороны, компания Майкрософт и ее методы...

— Та еще монополия! Может, пираты — люди, которые не дают монополиям сожрать весь мир?

— Монополии существуют давно, и еще некоторое время будут существовать. Мы все хотели бы жить в идеальном мире, в котором есть маленькие домашние бизнесы, которые обеспечивают всех и всем. Но такие бизнесы не способны построить космический корабль и улететь на Марс.
Возвращаясь к теме пиратства. Я много лет прожил в Америке, и одно из значительных отличий Штатов от большинства стран мира — там гораздо меньше воровства. Люди доверяют друг другу, государство доверяет людям. И это вызывает гораздо более эффективную работу общества. Легко открываются новые бизнесы, они стремительно растут, человечество семимильными шагами идет в будущее, и моторчик находится где-то в Северной Калифорнии. Поэтому лучше придерживаться заповеди «не укради». При всех неоднозначностях пиратство — это плохо. Но остается мальчик в Уганде, которому нужен Windows...


Radio show: Tochka
Hosts: Alexander Plushev. Guests: Victor Zakharchenko, Miroslav Sarbaev
http://www.echo.msk.ru/programs/tochka/572648-echo/
Sunday, 15/02/2009

Hi, this is "Big EchoNet" and I'm your host, Sasha Belanovsky. Last week, I discussed different ways to make money on blogs, through donations. Today we'll talk about this concept more thoroughly.

WHO IS WHERE

Music industry profits declined significantly in the past few years. The main reason, according to experts, is the Internet. In most cases, those who listen to music don't pay for it. Music can be downloaded for free online, so it's not surprising that profits are falling. Last year in Germany alone 300 million tracks were downloaded illegally. And last year, 85% percent of music online was not actually purchased, but downloaded illegally instead. According to some estimates, these downloads have caused the industry to lose about 40% of profits. Musicologists are saying it's not just an economic but also a cultural catastrophe. Soon, the film and book industry could be in a similar state. But, out of this gloomy situation a new kind of relationship between the artist and listener is emerging. However, while this profitable for performers, record labels seem to be left out. In the wake of this trend a service appeared online that allowed artists to earn money through donations from their fans. Its name? Kroogi.com. The idea is simple: the artist provides their work for free, and users can download it for however much money they want. This over-seas phenomenon is called crowd-funding.

ABOUT THE NETWORK

Kroogi is like crowd-funding, but for musicians. Its "pay what you want" principle works well with unknown artists. (Just look at Maria Schneider, who won a Grammy after becoming popular on "ArtistShare.") But, rock giants such as Radiohead also embraced these concepts. At the international music industry conference "You Are In Control," it was revealed that Radiohead's "In Rainbows" album (distributed through a "pay what you want" system) was much more successful then their previous album. Estimates state that two days after the release it earned about 5 million pounds. "In Rainbows" was released online on October 10, 2007. Two months later, the tracks were taken offline, and a CD was released on January 1, 2008. However, it was reported that most listeners still chose to download the album for free; most Radiohead fans even downloaded it illegally through file-sharing networks.

Peter Nalitch was one of the first musicians to find a new way to reach fans by releasing his debut album for free on the Russian search-engine Yandex.

Those who wanted to pay for the album decided its value and contributed any amount they wanted to Nalitch, through Yandex. "Usually people try to sell their music, for as much as possible. We don't believe in that. It's better to give music away, if possible, and we tried to do that from the beginning," said the musician.

In the meantime, the legendary BG chose the same path when he released his "Aquarium International" albums. The album "Live at the Royal Albert Hall 2008" was released exclusively on Kroogi, a name that you may have heard before. According to Kroogi founder Miroslav Sarbaev, you can download the album absolutely free. Or, you may choose to give them financial support for their exclusive content.

That was "Big EhoNet." Sound transmission - Sergei Ignatov, author and singer - I am Sasha Belanovsky. For the text of this and previous broadcasts please visit belanovsky.livejournal.com. Until next time, goodbye.

A. Plushev: This is Alexander Plushev, and Viktor Zakharchenko, our Internet researcher. Good evening. Joining us also is Miroslav Sarbaev, founder of social network Kroogi.ru. Fans of Boris Borisovich Grebenshchikov are probably familiar with the site. Others might be less familiar with it. Miroslav, good evening.

M. Sarbaev: Hello.

A. Plushev: We are here today to discuss the legal distribution of music. At the beginning of the program "Punto" we had a theme - the illegal distribution of music, and, in fact, the music on your network. Now, let's talk about the legal side. It started with various Western artists, notably Radiohead, and now, it is here. But we assumed that no one would pay, especially if they didn't have to. They prefer to download illegally, without paying. Discuss.

M. Sarbaev: At first I thought only a few people would choose to pay. Meaning, I thought maybe one out of thirty or fifty would. But our users have disproven this.

A. Plushev: Give us some statistics.

M. Sarbaev: On average one in 5 or 6 people pay.

A. Plushev: They're Americans, I suppose. Do Russians pay?

M. Sarbaev: You know, the Russians pay more often than Americans. Around 1 in 10 Americans pay, and about 1 out of 4 Russians pay.

A. Plushev: I see. On average, how much do people pay?

M. Sarbaev: Americans are paying from five to ten dollars, and Russians are paying about a dollar .

A. Plushev: and you can pay less than a dollar, correct?

M. Sarbaev: You can pay nothing, or even one cent.

A. Plushev: I thought you had to pay two dollars, or in multiples of hundredths.

M. Sarbaev: If people pay via SMS, you can only pay in multiples through some network providers. It depends on the provider.

V. Zakharchenko: SMS - it's a tool mainly for our own, post-Soviet audience. Most Americans don't use it, correct?

M. Sarbaev: Yes.

V. Zakharchenko: I get the feeling that people who visit Kroogi.com may think the site is interesting, but I fear the more people that use the site, the more that will say, "Yeah, it's free, so why should I pay?"

M. Sarbaev: You know, I believe in humanity.

A. Plushev: You believe in humanity? Why?

M. Sarbaev: Yes, I believe in humanity. I think there's a lot of people who don't just want free stuff. In principle, if someone creates something good and lets you have it for free, the right thing to do is to thank them. We all say thank you for good deeds. And giving money is a way to say thank you through the Internet. So why wouldn't you want to do that?

V. Zakharchenko: I have another question. Sasha asked how much an average user pays. I'm wondering about the second part, that is, how much the musicians earn. I have doubts that it's not much more than a small addition to their regular income.

A. Plushev: In short - can musicians actually benefit from the service?

V. Zakharchenko: Yes, exactly. The amount of money they make is too small for them to consider it an alternative to traditional distribution.

A. Plushev: Well, we all know about Radiohead. They managed it.

V. Zakharchenko: But they were famous. They had a large audience, so millions of listeners came and bought the music, because they're Radiohead. How does a small, new band that wants to break free from the music industry earn money?

M. Sarbaev: I have a few answers. The first is - Ladies and gentlemen, listeners, everyone, please join Kroogi. The more people we have who are willing to participate in this project, the faster we'll get, and the better we'll get them, opportunities for musicians, and when they're just starting out they won't have to wait tables to survive. They can do what they want to do, and we want them to do that. The more people that participate, the more opportunities that are made for creative people. That's the first answer. Yes, you're right - while it's small, it's still a nice additional income for large musicians. But for beginners, this is a way for them to find new ways to share their work.

V. Zakharchenko: In one interview, I got the opinion - I don't know yours - that a service such as Kroogi may be of interest to record labels that will find good musicians on Kroogi, steal them away, and sell their work on CDs.

M. Sarbaev: Actually, we are already working with labels...

V. Zakharchenko: There is no hatred of them?

M. Sarbaev: I haven't noticed any.

V. Zakharchenko: What do they think of you, now that you're taking away their income?

M. Sarbaev: I don't know. Maybe somewhere, someone disapproves, but no one has directly approached me and said, "Don't do it." No, we went to the labels, we work with them, and they're very interested in statistics on unknown musicians. Labels, just like us, know that when an album is released, five minutes later it'll be on the Internet for free. And unlike others, we give people the chance to download it legally, and clear their conscience, so to say.

A. Plushev: Yes, thank you. Do musicians on Kroogi.com, and in general, if they have the opportunity - make their work available only for money?

M. Sarbaev: Usually they do, but our system is configured so that it's impossible to upload content for free. We tried to persuade people not to do so, because it goes against to the original idea of the project.

V. Zakharchenko: But you had to persuade them?

M. Sarbaev: Actually, no. Persuade - perhaps that's the wrong word. We said, "Guys, let's not sell it, let's let people pay voluntarily." In fact, this happened recently - In San Francisco, an organization helps the poor by giving them printed materials, which they sell themselves. One of these people came up to me and said, "Sir, I'm very luck today, I have a newspaper." Until then I was in a bad mood, thinking about some problem of my own. I gave him two dollars for it. A regular newspaper would've cost a dollar.

A. Plushev: On the other hand, here's another question - are there musicians who don't want money for their work?

V. Zakharchenko: Yes, those that don't accept donations.

A. Plushev: Are any famous?

M. Sarbaev: Umka & Br, a famous hippie band from Moscow.

A. Plushev: They simply don't take the money?

M. Sarbaev: Yes.

A. Plushev: You mean, all the money goes to the musicians?

M. Sarbaev: All the money goes to musicians, except for internet transaction fees, which we don't take ourselves...

A. Plushev: Then what is your interest in the company?

M. Sarbaev: Firstly - to advance this idea, and secondly, of creating a project that will support itself. So, we try to make money through advertising. At some point, we will have paid accounts, which will include additional features for those who pay to use the site.

V. Zakharchenko: What are the user statistics of Kroogi.com - how many musicians, how many visitors, so we can understand what stage the project is at now.

M. Sarbaev: Right now we have about 600-700 musicians who have posted their music, and about 20,000 users.

V. Zakharchenko: And is the growth of musicians a stable figure?

M. Sarbaev: It is growing. I can't tell you the exact figures, but both the growth of users and musicians are steadily increasing.

A. Plushev: How can Kroogi prove they don't take any of the money? What control is there?

M. Sarbaev: Ask the recipients.

V. Zakharchenko: So there's a direct transaction from the user's wallet to the musician's?

M. Sarbaev: They know that when a person donates via SMS, the mobile network takes a 40-60% commission.

A. Plushev: Gentlemen, we are entering the phone call portion of our program. The first caller is Sonya Sokolova, founder of Sound Key (http://soundkey.ru). She was, in fact, the chief editor of Zvukov.ru. Sonia, good evening.

S. Sokolova: Good evening, Sasha. Hello, Miroslav.

A. Plushev: Hello, hello. I've been watching Sound Key a long time, and it seems to me your "pay what you want" model of selling music is different than Kroogi's. How so?

S. Sokolova: I'll start with the similarities - my network and Miroslav's are pursuing the same goal, to give musicians control over how they share their music. Therefore, I can only welcome a model such as Miroslav's. Sound Key is a response to musicians that put free music on Sounds and expressed their desire to also sell it as well. I felt at the time that the people who download music for free and those that paid for it were two completely different audiences, so I separated them on two different websites. But by and large, they're one and the same - the musicians decide what and how they will sell their music, and they make the rules.

A. Plushev: So this means that Kroogi is your direct competitor.

S. Sokolova: I wouldn't say that. Firstly, they're more of a partner, because, I enjoy what they do and our audience and musicians overlap. On the other hand, I am convinced that these are two systems that can coexist perfectly well together. And, in many ways, complement each other. Because obviously, the time will come when musicians on Kroogi will wonder how they can make money on other websites.

A. Plushev: I'm a bit upset, because Miroslav is reminding of an enthusiastic fan of Aquarium - he said that all good people like him would pay for their music, and everyone should pay. He was from overseas. I said, "You're in Russia now. You shouldn't be so smug." Do you think this model is the future of the music industry?

S. Sokolova: Yes, I think it is. But what kind of future?

A. Plushev: And people will pay voluntarily?

S. Sokolova: I'll explain. There are two different types of musicians. On one hand, there's well known musicians, like Radiohead, and Aquarium, who are already successful and live on the money they collect through traditional ways of distribution. They use these new networks as an additional public relations promotion, to come across as progressive, intelligent, in touch with the times, and so on. On the other hand, there's this new group. Their behavior in these networks is a transition between giving how much they can and not at all to new performers.

A. Plushev: I honestly did not see much future in what you said, quite frankly.

S. Sokolova: I think that musicians need a better way, because they either naively declare the price of music that they want to sell, or come up with some spiritually-minded free-of-charge model. These are probably not the best choices for them. And, being a part of a new trend can be useful to them.

A. Plushev: Thank you very much, Sonya Sokolova. If it's all right with you, Sonya, I will cut our time short, as it's getting late. Thank you very much for contributing to our discussion. Gentleman, at this time, we're accepting calls from listeners who buy music online - why they do it, where they did it. But before we take any calls, I want to ask one more question, Miroslav. Will you have
more well-known musicians soon who we can download music from for free, or for a penny?

M. Sarbaev: There will be, and quite a lot of them. We have a lot of interest from well-known musicians we work with, who for superstitious reasons do not want their names mentioned...

A. Plushev: Give us a few, at least.

M. Sarbaev: Well, for example, my beloved group "Volga." It's Alexei Borisov's (from "Night Avenue") electronic project. Today he registered on Kroogi, and is about to distribute their content just like Aquarium did. On that note, Aquarium just released an album called "Welcome to the Club." And there will be many, many others. Very soon we'll have somewhere around 10 new projects in a variety of styles of music.

A. Plushev: Let's turn to our listeners. If you've paid for music online, tell us how you did it, why you did, and how much you paid. Hello?

Listener: Hello. This is Oleg, from Moscow. I've paid for music, of course, many times. And I think that's normal.

A. Plushev: I think most people would think, and I'm just trying to start a conversation when I say this, that you're a fool.

Listener: In a sense it's foolish. I even bought the latest Aquarium record on CD. But why do you think it's strange?

A. Plushev: I think it's unusual. How much did you pay for your last download? We want to know how much, where, and why.

Listener: The last record I downloaded was from "Cold Play." I downloaded it on the internet, but I didn't buy it, and I don't remember where I got it. I think it might have been illegal...

V. Zakharchenko: Oleg, if I may ask such a question, do you have music that you didn't purchase, but received from a friend?

Listener: Of course, I'm no saint. My iTunes music comes from a lot of different sources. But, by the way, I'm familiar with musicians' concerns, and their question is not whether or not they can earn money from downloads. They earn money from concerts, and they get practically nothing from selling CDs. Therefore Kroogi might be the only way for them to earn a reasonable income.

A. Plushev: I wouldn’t say Kroogi, but its concept, because as we already know, there is more than one service that uses it. Thank you.

B. Zakharchenko: I have a question for Miroslav. You tell musicians, "Here's a tool you can use to get some extra money." But just like record labels, people can download Kroogi's music and offer it for free on the Internet. People will always have choices - on Kroogi Aquarium costs whatever you want, but on the torrents, it costs nothing. Won't you still be competing with pirated music?

M. Sarbaev: We already have a tool that looks for illegally content, and alerts the moderator if we find it.

V. Zakharchenko: Content on Kroogi? M. Sarbaev: Yes.

V. Zakharchenko: What if a young, popular singer came to Kroogi, uploaded his content and received donations, but then suddenly got famous. If his label wanted to find users who downloaded his work for free and prosecute them, do you have a plan to deal with this?

M. Sarbaev: We have no such plans. This does not mean that we won't, but our task is to create the infrastructure to sustain the life of the Kroogi community. Perhaps in the online community there is a movement of people, the users themselves, who will deal with such things. But we just created the infrastructure.

V. Zakharchenko: Another issue. Yes, you have Aquarium, you talk about other popular artists. But they're from Russia. Kroogi, as I understand, is an international project. What is being done in other countries? Have you talked to Radiohead?

M. Sarbaev: We haven't talked with Radiohead. Yes, Kroogi is an international, multilingual project. We focus mainly on Russia now because most of our team works in Russia, and we know Russian musicians, but our next plan is to launch similar campaigns in Europe and America. That is the beginning of promoting ourselves.

V. Zakharchenko: In Russia, yes, Kroogi is one of the few who started this trend. In the West, you are still one of many. As I understand, you're not the first to do this.

M. Sarbaev: No, we're not the first. That's why we started with Russia, because our influence is stronger there.

B. Zakharchenko: It's a paradoxical situation - you're trying to build an outpost in Russia, where the idea is newer, and then bring the idea to the West.

M. Sarbaev: I don't think that's paradoxical. First, it means that the idea is developed enough so it works well, and secondly, yes, we are building a system that will work everywhere. But we need to start somewhere, and we decided to start with Russia.

A. Plushev: Will "Aquarium" be the next album you release?

M. Sarbaev: I think we would have to ask Aquarium that.

A. Plushev: Did you talk to them about it? Did they like their experience?

M. Sarbaev: I think they liked it.

A. Plushev: But there's been no press yet?

M. Sarbaev: The thing is, I can't speak for Aquarium as well as they can for themselves. So it's really better you ask them.

A. Plushev: Fair enough. Anyways - Listeners, please Call 36336 59 if you ever paid for music online, and tell us what you paid for it.

M. Sarbaev: By the way, a few days ago, "Aquarium" put one of their tracks on Kroogi for users to remix, and have started a movement in the network.

A. Plushev: This is a new idea, as I understand?

M. Sarbaev: Yes. A person can download the track "Blow" from their new album, and it can be cut, hacked, altered, and added to. Many remixes are appearing already.

A. Plushev: Good evening. You're on the air.

Listener: Hello. I'm against paying for music on the Internet.

A. Plushev: What's your name?

Listener: Egor.

A. Plushev: Egor, have you ever paid to download music? Ever?

Listener: No, I have never paid. Because first of all, I pay for the Internet. I pay 600 rubles a month, and why should I pay more for music or anything else?

A. Plushev: I think that's a great approach, actually - "I'm paying for the internet" and everything. So, the rest should be free. Right? Everything on the Internet should be yours.

Listener: Well, yes, but music - it is still art ...

A. Plushev: And we should cancel the entrance fee to the Tretyakov Gallery. I always say - art should belong to the people. Right?

M. Sarbaev: What's interesting is that our model supports this view, because people don't have to pay for the music, unless they want to. And it's not like you're buying it, you're supporting the musician.

V. Zakharchenko: Egor, I apologize for this question - but have you ever thrown musicians who play on the street a coin, to show them your appreciation?

Listener: Yes, I have.

V. Zakharchenko: So you won't pay if you have to, but would you give money to a new group, or your favorite artist, if you had the option, online?

Listener: If it's a new artist, why would I want download their work? I don't know who they are. But for certain groups ...

V. Zakharchenko: It's the same situation - then why give money to a musician on the street? A new musician, when he starts, isn't making any money. He needs to start somewhere, and every ruble that you give him tells him that he's talented. Then why not do the same online?

Listener: Well ...

A. Plushev: Because he already pays for the Internet, so he doesn't think he has to! Do you understand? Listener: Yes.

A. Plushev: That's right. He paid 600 rubles for the Internet - so this way of thinking does makes some sense.

V. Zakharchenko: This idea is being discussed... some local service provides in Moscow allow you to pay for the Internet, and also access more content for free.

A. Plushev: This broadcast, featuring Vitya Zakharchenko and Miroslav Sarbaev, is completely free.

V. Zakharchenko: But if people had the opportunity, I think someone would have tossed a coin.

M. Sarbaev: I just thought that all we needed was to supply the opportunity.

A. Plushev: Really, why? I don't think so.

M. Sarbaev: Art should be free.

A. Plushev: I still don't think so. Hello.

Listener: Hello. I'm Sergey, from St. Petersburg. I wanted to say something about paying for music. I'm a beginning DJ, and all my friends who DJ use the resource Recordings.Ru.

A. Plushev: And they paid, incidentally.

Listener: Yes, they paid. But only because there's no alternative for those of us in St. Petersburg. There's nothing else. It used to be pretty rare to find anything free on the Internet. You could only download things by paying for them. But now, if you don't have to, what's the point? It's people like me you don't like. I understand the absurdity of the situation, but it's impossible not to think, why pay for something if I can get it for free?

V. Zakharchenko: Are you planning to expand your donations model to MySpace, Facebook or other social networks?

M. Sarbaev: We already have.

B. Zakharchenko: You've already planned it, or you've already done it?

M. Sarbaev: We've planned it.

B. Zakharchenko: Thank you.

A. Plushev: Here is another topic that's interesting, but it's not about music. I'm still interested in other industries, like animation. This could be extremely important for it. Are you going to get involved in this industry?

M. Sarbaev: We already have a wonderful man by the name of Ivan Maximov on Kroogi.

A. Plushev: Oh, Ivan Maximov. I didn't know that, excuse me.

M. Sarbaev: And we'll be expanding that area.

B. Zakharchenko: So, any art in digital form ...

M. Sarbaev: Actually, on Kroogi is a small, little-known project called "Civilization for Dummies", which isn't related to music or animation. These people are trying to write a book, which could be used to rebuild a civilization if you were trapped on a desert island.

V. Zakharchenko: I see. I've always wondered - if I was on a desert island, where would I get the knowledge of chemistry and physics to start a modern society?

M. Sarbaev: Exactly. That's why they started this book.

V. Zakharchenko: Miroslav, one question - what does a beginning musician who wants to join Kroogi have to do?

M. Sarbaev: He needs to go to Kroogi.com and set up an account ...

A. Plushev: How do you verify their identity? Maybe it's really me, pretending to be RadioHead and putting their music online.

M. Sarbaev: We have ways to identify the musicians. If someone sets up a payment system, we can see who the money goes to.

A. Plushev: Thank you very much. That was Miroslav Sarbaev, founder of Kroogi.com. What an interesting project. We'll be sure to keep an eye on it. Also with you today was Victor Zakharchenko, our Internet researcher. And of course me, Alexander Plyushchev. That's all for this week's show.

M. Sarbaev: Thank you. V. Zakharchenko: Goodbye.




С выходом альбома Radiohead "In Rainbows" в музыке началась новая эпоха: исполнители разрешили поклонникам платить за виртуальные диски, сколько они сами пожелают. В России идею подхватил сетевой проект для творческих людей "Круги", в которой свои произведения выложили Борис Гребенщиков и "Аквариум", Tequilajazzz, Markscheider Kunst, "Колибри", Пелагея, Евгений Гришковец и другие. Сможет ли выжить система добровольных пожертвований на искусство? Приведет ли она к повсеместному уходу музыкантов в интернет и вымиранию CD? На эти и другие вопросы в интервью читателям "Ленты.Ру" ответил основатель сети "Круги"  kto-to.

Женя:
Мирослав, Radiohead это едва ли не самая популярная группа в мире, если верить, например, last.fm. Так что прибыль от «бесплатного» альбома была если не предсказуема, то, по крайней мере, закономерна.
А как вы оцениваете перспективы молодых коллективов, у которых нет средств на раскрутку? Каков потенциал расширения «легальных» музыкальных сетей? Могут ли препятствовать их развитию различные ассоциации издателей и продюсеров?

 kto-to: Я думаю, не стоит сразу рассчитывать на то, что молодой коллектив, который выложится на "Кругах", заработает миллионы долларов, хотя такие чудеса, наверняка, возможны. Преимущество "Кругов" заключается в том, что они не мешают делать любые другие шаги по распространению контента. Теоретически мы могли бы сделать так, чтобы на "Кругах" вообще ничего нельзя было скачать. "Круги" можно рассматривать просто как возможность сказать спасибо любимым музыкантам.
Пользуясь "Кругами", автор ничего не теряет. А слушатель приобретает дополнительные возможности. Что касается оценки заработков – это зависит, как все в нашем мире, от того, насколько качественна музыка, насколько много людей о ней знает, и насколько она нравится людям. Мы сейчас очень активно развиваем способы донесения качественных вещей до широких масс.

Лента.Ру: А вы не думаете отменить регистрацию на "Кругах"? Для чего она нужна?

 kto-to: Мы уже ее отменили. То есть сейчас для того, чтобы скачать, и для того, чтобы заплатить, регистрироваться не нужно. Регистрироваться нужно для того, чтобы сделать свой контент доступным, или для того, чтобы общаться. Мы сделали регистрацию для слушателей как эксперимент. А потом от этого отказались.

Лента.Ру: Сколько человек пришло?

 kto-to: У нас было что-то между двадцатью и тридцатью тысячами пользователей к моменту отмены регистрации. Количество визитов и количество download-ов увеличилось после этого, что понятно.

Лента.Ру: Это Ваш первый подобный проект? Чем вы занимались раньше?

 kto-to: Много чем – в Сети и не только. Помните, была такая компания – Napster? В 1999 году она образовалась в Соединенных Штатах и прогремела – и по-хорошему, и по-плохому. Сейчас такое называют файлообменниками. Тогда это, в принципе, был файлообменник, который был настроен для обмена музыкой. Я участвовал в проекте почти что с самого начала, - тогда там работало всего несколько человек. Компания выросла до нескольких сотен человек, и набрала порядка ста миллионов пользователей. Было даже время, когда пользователи приходили по миллиону в день. Это был проект "peer to peer technologies". "Напстеру" удалось за месяцы, или даже недели, создать беспрецедентный каталог практически всей музыки, известной человечеству. И доступной всем. К сожалению, пиратским образом. Правда, об этом никто в то время не задумывался.

Лента.Ру: Это как торренты, только появились раньше?

 kto-to: Торрент-технология, в общем, основана на технологии Napster.
Был очень громкий суд. Но Napster закрыли не судом. Компанию закрыли, потому что кончились деньги платить адвокатам, отбиваться от судов. Это была первая ласточка новых технологий, и нового времени, когда музыкальная индустрия, какой мы ее знали (когда продажа физических носителей была основным источником дохода), перестала работать.

Нина Бакурская
Как вы думаете, будет ли кто-нибудь платить что-нибудь, если с торрентов можно качать бесплатно это же самое? ))

 kto-to: Действительно, с торрентов можно скачать то же самое. Более того, если вы видите какую-то музыку у нас и вы ее нашли на торрентах - пожалуйста, качайте с торрентов, потому что таким образом вы экономите нам деньги за трафик.
И возвращайтесь и платите музыкантам, если вам нравится музыка, и если вы считаете, что это правильно.
Будет ли кто-нибудь платить? Уже платят. Гораздо больше, кстати, чем я лично рассчитывал. Честно говоря, когда мы запускали систему, я думал, что это будет каждый десятый, может быть, каждый двадцатый... Оказалось, платит каждый пятый примерно.

Лента.Ру: И это больше российские посетители?

 kto-to: На данный момент это больше россияне. Связано это с тем, что "бету" [beta-версия kroogi.com] мы запустили в России и в основном для русских, при помощи русских создателей контента.
Но при этом мы сейчас предпринимаем некоторые действия, направленные на привлечение англоязычных пользователей и англоязычного контента.
Кстати сказать, мы видим, что процентное соотношение тех, кто платит и не платит, не меняется в зависимости от страны, в зависимости от жанра. Это выражение какого-то мирового экономического закона.

Елена
Здравствуйте, Мирослав.
Можете ли вы сказать, какие суммы были получены российскими музыкантами, которые воспользовались таким способом распространения своего творчества?
Считаете ли вы, что менталитет аудитории играет какую-то роль?
Спасибо.

 kto-to: Не думаю, что имею право озвучить конкретные суммы.
Менталитет действительно имеет значение. Но при этом мы говорим о менталитете конкретного человека, а не о менталитете страны. Мы видим, что "глобальная деревня" мыслит примерно одинаково во всех странах.

Константин Нексрасов
Здравствуйте Мирослав.
Мой состав www.halfpastfour.com выпустил этой осенью альбом. Мы продаем диски на CD baby и на своих концертах, но опасаемся размещать в сети высококачественные *.mp3 или *.flac версии альбома. Нам кажется что это хороший способ донести свое творчество до слушателя, но не подорвет-ли это возможность продавать свою музыку?
Скажите, в условиях продажи музыки на виртуальных носителях при оплате по принципу pay what you can, как наиболее эффективно молодым группам продолжать зарабатывать изданием своей музыки?

 kto-to: Хороший вопрос, на который точного ответа нет. Потому что, с одной стороны, действительно, существует отличное от нуля количество людей, которые, если бы не было mp3, купили бы диск. С другой стороны, из этих людей существует большой процент, которые, сгрузив mp3 с "Кругов", заплатят. Это деньги, затраты на получение которых гораздо ниже, постольку не пришлось создавать физические носители, заниматься распространением, таскать коробку по гастролям, стоять перед концертом со столом, и так далее. Еще существует другая группа людей - меломаны. У них есть не только желание иметь музыку у себя в каком-то электронном устройстве, а также иметь "живой" диск на полочке.
Ну и, конечно же, как вы и говорите, всегда существует возможность ограничивать качество файлов, оставляя hi-fi для CD. Но это сомнительная возможность – рано или поздно (и скорее рано, чем поздно) кто–нибудь все равно возьмет да выложит FLACи в сеть. И отлавливать таких людей – дорогостоящая и неблагодарная задача.

*anonymous*
Уважаемый Мирослав!
1. Не кажется ли вам, что культуру платить за скачивание музыки нужно воспитывать, по крайней мере здесь, в России?
2. Я с удовольствием бы заплатила и скачала музыку, но то, что я скачиваю часто тяжело найти, и платить некому - так как не создано таких инструментов, как - самое простое - зайти на официальный сайт группы и скачать оттуда то, что хочешь и заплатить им. Что сложного в этой схеме? Почему лишь единицы ей пользуются - я имею ввиду исполнителей.

 kto-to: 1. Мы обнаружили (и не удивились, кстати), что у россиян склонности к халяве не больше (и не меньше), чем у американцев. Это некоторая универсальная константа. Что касается воспитания масс... Воспитание, для меня, это заряженный термин. Мы не воспитатели, боже упаси. Мы не встаем на табуреточку и не кажем пальчиком "ай–ай–ай!". Мы просто предоставляем инфраструктуру для того, чтобы было легче быть честным. Я думаю, что все мы более или менее взрослые мальчики и девочки и рано или поздно догадаемся, что если человек делает для нас что-то красивое и хорошее, то пусть его труд будет оплачен, нежели если он будет заниматься творчеством по вечерам, а днем работать у станка или обслуживать посетителей в ресторане. Сказав это все, осталось только добавить, что да, будет здорово, если удастся мягко и без давления повлиять на людей так, чтобы больше людей догадалось об этом поскорее. Не только в России – во всем мире.
2. Для того, чтобы создать такой сайт самому, требуется некоторое количество усилий. Музыканты – они пишут и играют музыку, им как правило не до того, чтобы заморачиваться с созданием подобного сайта – это усилия, которые не лежат в русле их основной деятельности. "Круги" делают возможным для создателей контента, не сильно напрягая мозги и не тратя время, сделать вот такое для себя.

Евгений Трифонов
Здравствуйте, Мирослав.
1. Нет ли желания, кроме MP3, начать использовать формат FLAC?
2. В силу каких причин осталась неохваченной популярная платежная система Яндекс.Деньги?

 kto-to: 1. Есть. Мы просто начали с mp3, он наиболее широко используемый формат. В принципе, нам FLAC открыть довольно просто, и у нас даже написан этот модуль, просто не было времени его подвесить. Довольно многое надо сделать и довольно мало ресурсов.
2. Мы не начали с "Яндекс.Денег" в силу чисто технических причин. Интегрировать интерфейс системы "Яндекс.Деньги" с "Кругами" немножко сложнее, чем с WebMoney. Кроме того, WebMoney просто пришли к нам и сказали: "Давайте мы сделаем, как вам надо". И мы, естественно, сказали: "Ну давайте". Взяли и сделали. "Яндекс.Деньги" у нас уже почти готовы.

Олег
1.Как Вы относитесь к тому, что сейчас предлагают платно скачивать не весь альбом целиком, а композиции по отдельности? Ведь последовательность композиций очень важна – она создает у слушателя определенное настроение. Такая система выгодна группам однодневкам, чтобы продать пару раскрученных песен?
2.Продавая музыку в интернете меньше расходов на изготовление, доставку, хранение, прибыль магазина и т.д. Будет ли цена за интернет скачивание ниже?

 kto-to: 1. Про альбомы или трэки по отдельности – вопрос не ко мне, а к музыкантам. Я лично – для себя – люблю коллекционировать музыку альбомами. Однако я знаю много людей, у которых на их ipod-ах по одному, по два трэка из альбома – то, что им нравится. Есть и создатели музыки, которые мыслят трэками, а не альбомами. По-моему, это просто разный подход к созданию и потреблению музыки. Группы–однодневки, группы одной песни – тоже имеют право на существование, особенно если эта одна песня – хорошая. Я за то, чтобы в этих случаях никто никого не морочил, и не создавались бы альбомы, в которых на самом деле имеет смысл только один трэк.
Однако, из одного удачного трэка всегда можно сделать целый альбом, взяв этот самый трэк, и добавив к нему массу ремиксов, сделанных хотя бы при помощи того же интернет-сообщества. На "Кругах", кстати есть такая возможность.
2. Из нашей статистики видно, что те люди, которые перечисляют деньги, платят чуть ниже, то есть процентов восемьдесят от того, что они заплатили бы в магазине в той стране, где они находятся. Опять же, это некая универсальная константа. Может быть, пройдут месяцы, годы, и это как-то изменится, но как – мы не знаем.

Леонид
Как вы убеждаете музыкантов и прочих творческих людей размещать за даром свои произведения на Кругах?

 kto-to: Как я уговариваю? Бейсбольная бита, паяльная лампа... (смеется).
На самом деле, пока о нас вообще никто не знал, я поговорил с тремя-четырьмя российскими коллективами, с которыми я дружу давным-давным-давно. Как правило, это были очень короткие, очень приятные разговоры. Потому что когда я им объяснял, в чем дело (в принципе, когда поднаторел рассказывать о том, что такое "Круги", у меня это занимало примерно пятнадцать секунд), их ответ был: "Да, конечно, давай".
"Вы же понимаете, что через полчаса после того, как пластинка появится на прилавках, она появится в интернете за бесплатно, и мы с вами ничего не можем с этим сделать. Давайте дадим возможность пользователям, которые не могут купить диск в магазине в силу, скажем географических причин, но при этом хотят заплатить, сделать именно это: сгрузить и заплатить", - и все сказали: "Давайте!" Это довольно очевидный ход и очень очевидное преимущество.

Лента.Ру: А как обстоят дела с теми, с кем вы не были знакомы до создания "Кругов"?

 kto-to: Те, с кем я раньше не был знаком, сейчас сами приходят к нам. И мы видим, что они выкладывают музыку, им это интересно, им это нравится. И кстати, не только музыку. То есть там и кино, и мультики, и фотографии, и программное обеспечение. Например, switch.kroogi.ru – страничка создателей автоматической русско–английской переключалки. Ее там можно скачать, ну и заплатить, конечно, при желании.

Саша
Как вам вообще удалось уговорить БГ и Текилу например? Чем вы круче обычного рекорд-лейбла?

 kto-to: Нам не пришлось никого уговаривать. Эта модель сама себя продает, ее преимущества очевидны.

Маша
Вы наверняка многим музыкантам предлагали поучаствовать в проекте. Был ли кто-нибудь, кто отказался и чем он это мотивировал?

 kto-to: После открытия проекта мы ни к кому не приходили и не говорили: "Просим вас...". Просто говорили, что существует такая возможность и, по-моему, она будет вам интересна. Пара людей нам ответили, что, к сожалению, не могут этого сделать, потому что связаны контрактом с такой-то и такой-то компанией, где в явном виде черным по белому написано, что они не могут этого делать. И всегда к этому прибавлялись слова "к большому нашему сожалению, потому что очень хотелось бы".

fil
какие еще интересные проекты, подобные ремиксам на "аквариум", вы будете реализовывать в "кругах"?

 kto-to: Только что открылся архив Сергея Курехина – наверное, вы уже знаете об этом. Вот-вот откроет довольно большое количество контента Евгений Гришковец, "Маркшейдер Кунст". У группы Tequilajazzz сейчас новый альбом выходит, я думаю, что он появится на "Кругах" очень скоро.
Что касается ремиксов, то недавно я говорил с Борисом [Гребенщиковым], он говорил о том, что вот-вот "Аквариум" выложит еще несколько треков для ремиксов.
Ленинградский Центр современного искусства проводит ежегодный фестиваль любительского кино "Мегаполис". Они начинают использовать нас как площадку для сбора материала для следующего фестиваля. В принципе, я жду, что кто-нибудь начнет на "Кругах" историю, вот как Артемий Лебедев делал с фотожабами в своем ЖЖ.

Таня
1. Кого бы еще из музыкантов вы мечтаете видеть в качестве пользователей "Кругов"?
Может уже есть кто-то, кто появится в ближайшее время?
2. Сколько по вашему мнению продержится ваш проект?

 kto-to: 1. Существует класс – это даже не жанр, это именно класс музыкантов, которые в основном производят концертную музыку. Это люди, которые либо играют джаз, либо играют какую-то импровизационную музыку, похожую на джаз. Их творчество устроено так, что они играют концерт, и этот концерт очень часто никто не записывает, и он доходит только до ушей тех людей, которые находятся в зале. И все. Эта музыка не остается. Одна из мыслей, которые подтолкнули создателей "Кругов" на то, чтобы создать этот ресурс, – это сделать инструмент для того, чтобы записывать и тиражировать вот такие вещи. Если музыка выходит на CD, принято, что там она должна пройти через процесс-продакшн, микширование, создание CD и так далее. То есть это некоторое значительное количество затрат труда, времени и денег. А в ситуации "Кругов" можно просто воткнуть шнур в пульт одним концом, а другим концом воткнуть его в ноутбук, записать файл и залить его на "Круги". И концерт, который может оказаться прекрасным, гениальным и неповторимым, сохранится. Рано или поздно это начнет происходить, и я мечтаю чтобы это начало происходить поскорее.

Лента.Ру: А из американских музыкантов кого вы мечтаете увидеть на "Кругах"? Вы говорите, что сейчас что-то активно делаете для привлечения американцев. Что конкретно?

 kto-to: Пусть это будет сюрпризом. В принципе, у нас в сети сейчас инкогнито присутствует несколько достаточно известных исполнителей. Только один из них американец, остальные британцы и французы. Я их попросил ничего не выкладывать и не объявлять о себе до тех пор, пока у нас не будет достроен соответствующий модуль, который сделан специально для этого рынка. Эта музыка будет доступна и русским в том числе. Кроме того, у нас в сети, также инкогнито, присутствуют высокопоставленные функционеры из большой четверки фирм звукозаписи. То есть из четырех фирм у нас есть три, и они внимательно присматривают за тем, что происходит. Десять лет назад они были не на шутку встревожены и напряжены тем, что делал Napster. Сейчас им интересно. И они пытаются понять, каким образом им вписаться и какую модель им выстроить для того, чтобы такие ресурсы пошли им на пользу.
2. До 3000 года. Даже до 3011.

Major
Добрый день
как относитесь к появлению "конкурентов"? в частности, к недавно с помпой анонсированному фрифрогу, за которым стоит известный в определенных кругах деятель Рунета?

 kto-to: Мне было бы тревожно, если бы они не появлялись, и радует, что другие люди занимаются похожими вещами, потому что это подтверждает: то, что мы делаем – нужно и правильно. С подобными проектами нужно работать вместе и интегрироваться. Правильно, что слово "конкуренты" вы взяли в кавычки. Конкурентная борьба, - дело четырнадцатое, ее придумали в аппарате анти-капиталистической пропаганды Советского Союза, и воплотили в жизнь в 1990-х годах в России, в эпоху первичного накопления капитала. Ну, не совсем так, но близко. Интернета хватит на всех, мы будем прекрасно со–существовать, работать вместе и делать жизнь лучше.

Лента.Ру: Вы как-то специально отбираете контент или пока еще не приходилось кому-то отказывать?

 kto-to: Это происходит стихийно и связано это, я думаю, с тем, что мы начали с наших друзей и знакомых, которые пишут и играют качественную музыку, которая нравится нам самим. Начали не в том смысле, что их пустили, а других не пустили. Просто исторически случилось так, что несколько месяцев назад они первыми там появились, и за ними потянулись их друзья, и далее по цепочке. Мы не занимаемся дискриминацией вкуса. Система открыта для всех.

Юлия
Мирослав, вопросы, наверное, ключевые для всех пользователей Кругов:
1. Когда, наконец, будут подключены разнообразные и действительно удобные платежные системы??
сейчас самый доступный способ - это смс, но отдавать более половины денег мобильному оператору - это абсурд. Таким образом идея добровольной прямой помощи музыканту дискредитирует сама себя... выходит не многим лучше лейбловой системы - платишь непонятно кому...
2. Ведутся ли какие-то активные работы по упрощению архитектуры кругов?? то, что есть на сегодняшний день, как по мне, неприемлемо. Знаю множество потенциально заинтересованных в идее людей, которые приходили, видели все эти дебри, разворачивались и просто уходили... Попытка угнаться за всеми зайцами сразу (тут вам и социальная сеть, и то, и се, и пятое, и десятое), ведет известно к чему - не пойман ни один, в частности самый главный - основная идея ресурса размывается и теряется на общем фоне...
Мне кажется, пока не будут решены эти вопросы, широкой популярности у ресурса быть не может. А жаль... Потому что если бы за подобными инициативами могло быть будущее - это был бы очень хороший сценарий развития сегодняшних событий...
Ну и последнее, хотя вы, конечно, может и не захотите на него отвечать, да и многие уже спрашивали:
3. как развиваются события? люди платят? и как много этих действительно платящих людей?

 kto-to: 1. Скоро. Мы над этим работаем. И у нас есть проект в "Кругах", который называется "Круги Money". Туда можно писать предложения, что вы еще хотите увидеть в качестве метода оплаты. Я сейчас в России, в том числе и потому, что я веду переговоры с другими системами оплаты, чтобы расширить этот спектр.
2. Вопрос, наверное, все-таки не об архитектуре, потому что архитектура в применении к программному продукту - это скелет, "кишки". Скелет "Кругов", невидимый пользователю, достаточно простой и универсальный, на этот скелет можно очень много чего надеть. Я думаю, что этот вопрос об упрощении интерфейса "Кругов", в котором сейчас слишком много всяких опций, возможностей, ручечек, настроечек... Ведутся работы, направленные на то, чтобы сделать его проще, чтобы людям было удобнее включиться в "Круги" и быстро разобраться, что к чему.
3. Смотрите выше - ответ на вопрос Нины Бакурской.

антон
Почему на "кругах" так все сложно устроено? три уровня доступа (зрители, друзья, семья). Ладно, хоть понятно, как музыку качать

 kto-to: Это наша попытка смоделировать реальное общество в виртуальном пространстве. Вокруг каждого человека, равно как и вокруг каждого проекта, будь то музыкальный проект или любой другой, общество образует концентрические круги. У меня есть круг семьи, чуть подальше – круг друзей, чуть подальше – круг знакомых, чуть подальше – это круг заинтересованных лиц. И в принципе, чем дальше от меня находится человек, тем меньше он обо мне знает. И это вот та социальная модель, которую мы воплотили в "Кругах".
Надеюсь, в новой версии интерфейса, над которой мы сейчас работаем, нам удастся высказать эту идею понятнее.

Лента.Ру: Из знакомых, наверное, можно перейти в друзья. А в семью?

 kto-to: Все это зависит от самого пользователя, который находится в центре. Во-первых, любой пользователь может переименовать эти круги как угодно. Например, у меня самый близкий круг называется "пиджачок", потом "пальтишко", потом "авосечка".
Для каждого из кругов можно самому назначить уровень доступа, то есть можно вообще все круги убрать, оставить один; назвать как угодно, и любой из этих кругов можно сделать либо доступным для всех, либо сделать только по приглашению, а также сделать так, чтобы это приглашение можно или нельзя было попросить. В первой инкарнации оказалось, что это слишком гибкая система, и от этого возникают непонятки.
Допустим, если вы музыкант, я пришел к вам на страницу, и то, что в ЖЖ называется "добавлять к себе в друзья", у нас называется "присоединиться к кругу наблюдателей", что более аккуратно отражает реальную ситуацию вещей. Разве в реальной жизни вы подходите к человеку на концерт и говорите: "Теперь вы мой друг"! Нет ведь. В случае музыканта, при первом контакте посетитель по своей инициативе начинает наблюдать, становится зрителем. После этого он может войти в более близкий круг, по приглашению.

Лента.Ру: Но ведь это подразумевает участие самого музыканта?

 kto-to: Конечно. Так оно и происходит.

Kirill
Здравствуйте!
1. Почему нет рекламы Кругов? хороший проект, судя по всему. Но его название я больше нигде не встречал.
2. Как вы создали проект? Вы вложили собственные средства?
Зачем вы этим занимаетесь? Вам то какая коммерческая выгода от этого? Ведь деньги идут напрямую музыкантам;

 kto-to: 1. Мы только-только начали заниматься рекламой проекта, это вопрос ограниченности ресурсов.
2. Чтобы создать проект, я вложил отчасти собственные средства. Потом, в какой–то момент, "Круги" сами нашли себе инвесторов, пришли люди, которые сказали: "Ой, как здорово! Давай мы дадим тебе денег!" Я радостно согласился. С такой вот романтической преамбулой можно сказать, что "Круги" существуют на деньги инвесторов. В "Кругах" есть бизнес-модель, то есть просчитано, каким образом "Круги" начнут самоокупаться и принесут прибыль инвесторам. Эта модель изменилась в тот момент, когда начался кризис, но она существует и она убедительна.

Лента.Ру: Но все это вы затеяли именно из-за идеи, чтобы любой человек мог отблагодарить музыканта за его творчество?

 kto-to: Короткий ответ "да". Более длинный ответ – я просто не могу этого не делать. Я раб лампы.

Verusha
hello Мирослав!
Могут ли несовершеннолетние скачивать музыку с Кругов?
Can I downlowd music from krugi for free because i'm a minor?
would krugi offer anything specal for minors?

 kto-to: Да. Я уверен, что несовершеннолетние дамы и господа не будут сгружать то, чего им не разрешают родители, и я призываю родителей прислеживать за тем, чем занимаются их дети, в том числе и в Сети. И мы будем чуть-чуть приглядывать, чтобы не было безобразий и чтобы неокрепшие умы ненароком не попали в беду. Хотя в сети, особенно в сети такой как "Круги", в беду попасть достаточно сложно. По крайней мере на сегодняшний день. Пока что наша публика достаточно вежливая и интеллигентная.
Special for minors? Absolutely! Would you like to help us shape this offering? (Here goes our first offer :-) ).

Сергей Новиков
Здравствуйте, Мирослав.
Скажите, пожалуйста, а могу ли я разместить на кругах другие типы данных, не музыку?
Допустим, я фотограф (иллюстратор, мультипликатор, видео-оператор -- whatever) и хочу опубликовать свои фотографии (иллюстрации, мультфильмы, видео), а если повезёт, то и получить за них некий гонорар. Это возможно?

 kto-to: Здравствуйте, Сережа, тоже. Ответ "да". У нас уже присутствует Иван Максимов, великий российский мультипликатор, фотографы Дмитрий Попов, Ксения Рагозина, Максим Железняков, художник–маг и мастер комиксов Хихус и многие другие... Вот-вот проект Евгения Гришковца будет украшен видеозаписями его спектаклей.

Виталик
За mp3 в сети я принципиально не плачу. Лучше схожу с музыкальный магазин и куплю красивый хорошо оформленный диск. Последних radiohead и "аквариум" в сети я качал бесплатно, а затем приобрел на cd. Можете переубедить меломанов типа меня, что файлы на винчестере лучше музыки на осязаемых физических носителях?

 kto-to: И не подумаю вас переубеждать, уважаемый. Важно, что вы, скачав музыку, потом купили диски. То есть, выполнили свой гражданский долг, извините за выражение.
Для меня mp3 удобнее тем, что за ними не надо ходить в магазин. А хуже тем, что их не поставишь на полку и ими невозможно любоваться. Так что у меня в спальне стоит огромный стеллаж с CD. В спальне – потому что только самый близкий круг людей допущен к тайному знанию о моих истинных музыкальных пристрастиях.

Олег
А зачем нужна еще одна сеть, когда существуют тот же Майспейс? Чем вы лучше?

 kto-to: Мы не лучше, мы другие.
У нас есть некоторый набор функционала, который похож на то, что делает MySpace при поверхностном взгляде, но этот функционал – только начало.
MySpace определяет себя как социальная сеть. Мы о себе не любим говорить как о социальной сети, мы о себе говорим как о творческой лаборатории, кооперативе творческих людей. У нас другая направленность. Может быть, она на данный момент не настолько проявлена, но с течением времени это будет заметно все больше и больше.

Оля
А вы сами музыку качаете? за деньги?

 kto-to: Да, качаю. Я довольно активно пользуюсь iTunes, с удовольствием скачиваю музыку у музыкантов, которые делают ее доступной сами. Как, например, "Мумий Тролль" выкладывал альбомы у себя на сайте.
Я прикладываю довольно значительное количество усилий для того, чтобы не делать это на халяву, даже если получается. Отчасти создание "Кругов" было продиктовано тем, что я хотел облегчить свое собственное положение.

Сергей
Привет, как скажется эта "новомодная тенденция" на русской музыке, отрицательно или положительно?

 kto-to: Я считаю, что она может сказаться только положительно, потому что это новая возможность починить то, что раньше не работало. Это открывает дополнительные финансовые возможности в тех областях творчества, где раньше таких возможностей не было. Есть подозрение, надежда и уверенность, что "Круги" способны поддержать проекты, которые традиционно считались некоммерческими. И меня это радует.

/Орфография и пунктуация авторов вопросов сохранена./
Интервью Денису Бояринову, OpenSpace.ru. 28.05.2009

Лидер группы «Аквариум»  bg и основатель интернет-проекта Kroogi.ru
 kto-to призывают музыкантов выкладывать свои песни в свободный доступ, не заботясь о будущем – будущего не существует.




Мирослав Сарбаев познакомился и подружился с Борисом Гребенщиковым в конце 1980-х. Сарбаев писал о музыке, БГ ее исполнял — это и стало поводом для знакомства. В начале 1990-х Сарбаев перебрался в Соединенные Штаты — предложили работу в IT-сфере. Потом он основал собственное небольшое консалтинговое агентство по информационным технологиям, одним из клиентов которого была незаметная компания Napster, разрабатывавшая технологии обмена файлов в сети. Когда сеть Napster стала показывать неожиданный для своих создателей прирост пользователей — по миллиону в день, компании Мирослава Сарбаева было предложено с ней объединиться. Так Мирослав стал одним из директоров знаменитого проекта, значительно изменившего положение дел в звукозаписывающей индустрии. Сейчас Сарбаев руководит проектом Kroogi.ru, предоставляющим музыкантам возможность напрямую предлагать свое творчество поклонникам по схеме «скачай и заплати, сколько хочешь». Старинный приятель Сарбаева Борис Гребенщиков стал одним из первых, кто этим проектом воспользовался, — последний альбом «Аквариума» «Лошадь белая» сначала был представлен на «Кругах». Замысел проекта вполне революционен — у «Кругов» даже есть манифест. ДЕНИС БОЯРИНОВ встретился с Мирославом Сарбаевым и Борисом Гребенщиковым, чтобы обсудить новый музыкальный порядок, за который они агитируют.

Денис Бояринов: На «Кругах» вы пропагандируете относительно новую у нас в России экономическую модель выживания для музыкантов — напрямую на дотации поклонников.

 kto-to: Правильней ее называть: «Скачай и заплати, сколько хочешь».

Денис Бояринов: Хорошо. Но смысл, как я понимаю, в том, что раньше музыканты жили и записывались на деньги рекорд-лейблов и получали от них проценты с продаж дисков, а теперь они могут отказаться от посреднических услуг.

 bg: Когда это музыканты жили на деньги рекорд-лейблов? Ни один рекорд-лейбл в России музыкантам ни копейки не давал, не дает и не даст.

Денис Бояринов: Это скорее специфика российской реальности.

 bg: Так о чем мы говорим?

Денис Бояринов: О том, что пора жить по-новому.

 bg: «Аквариум» всегда так жил — на деньги поклонников. Так что мы живем по-старому. Да и все живут на деньги поклонников.

 kto-to: «Круги» — интернет-формализация жизненного процесса, который существовал всегда. Во всяком случае, он появился задолго до того, как появилась система рекорд-лейблов.

Денис Бояринов: Тем не менее «Аквариум» издал свой последний альбом «Лошадь белая» и традиционным способом — с помощью компании Velvet Music.

 bg: Я не знаю, с помощью какой компании мы издали альбом, — это не мое дело. Но если выпускать альбом только в интернете, то огромное количество людей, которые не знают слова «интернет», лишатся этой музыки. А нам надо заботиться обо всех.

Денис Бояринов: Борис Борисович, вы знаете, какую аудиторию получила «Лошадь белая» посредством онлайнового распространения и традиционного? Можете сравнить, сколько людей купило диск, а сколько его скачало?

 bg: Я позволю себе быть грубым: если человек, занимающийся музыкой, интересуется, сколько людей купило-скачало его произведения, пусть он идет в бухгалтеры. А музыкой больше никогда не занимается. Это совет всем.

Я объясню. Все восьмидесятые мы записывали музыку, и за все это время — с 1977 по 1988 год — единственный денежный акт, который я произвел, это подписал бумагу в фирме «Мелодия» о том, что я отказываюсь от всех гонораров. Потому что они сказали: если вы не подпишете, мы не будем вас записывать. Вот это подход, я понимаю.

Денис Бояринов: А жить музыкантам на что?

 bg:А как раньше жили? Один раз я себе очень сильно подорвал карьеру, выступив в шоу Дэвида Леттермана. Он спросил меня: мол, то, что вы зарабатываете в США, это значительно больше, чем то, что вы получали в России, и потом еще что-то про деньги, деньги, деньги… А я был молодой, наглый и очень глупый. Я сказал Леттерману: вы все время говорите про деньги, может, поэтому американская музыка стала такая скучная. Аудитория меня освистала. Зато потом мне приходили письма: «Спасибо, что сказали правду». Эта фраза в телеэфире целиком закрыла мою карьеру в США. И теперь я очень этому рад. (Смеется.) Как только музыкант начинает думать о деньгах, мысли о музыке заканчиваются. Даже не то что мысли о музыке — теряется ощущение, которое должно возникать при воспроизведении-восприятии каких-то нот. Музыка — это отражение этого ощущения.

«Круги» делают музыку доступной всем. Вне зависимости от.

Денис Бояринов: Хорошо, бухгалтерия — это не дело Бориса Борисовича. Но вы, Мирослав, наверняка знаете статистику по «Лошади белой».

 bg: Я смотрел. Могу сказать, что меня совершенно удивило. Я думал, что соотношение людей, которые платят за музыку и скачивают ее просто так, будет где-то 1 к 50. Оказалось, что примерно 1 к 5. Причем это соотношение не связано ни со стилем музыки, ни со страной, ни с конкретным исполнителем.

Сначала мы получили это соотношение на альбоме «Аквариума» и было подумали, что такая большая цифра связана с тем, что «Аквариум» вырастил свою аудиторию, которая ну, более зрелая и сознательная, что ли. Но потом мы получили примерно то же соотношение и на релизах других музыкантов. Так что моя вера в справедливость увеличилась в 10 раз.

 bg: И это означает, что «Аквариум» — обычная группа, которую слушают обычные люди. Что я всегда пытался доказать!

Денис Бояринов: То есть на четырех халявщиков всегда приходится один сознательный человек.

 kto-to: Я бы сказал так: у каждого пятого поклонника музыканта есть возможность отблагодарить его материально, перечислив деньги за пластинку. Возможно, остальные четверо благодарят музыканта каким-то другим способом.

Денис Бояринов: Борис Борисович, вы уговариваете друзей-музыкантов присоединиться к «Кругам» или только воздействуете на них собственным примером?

 bg: У меня нет друзей музыкантов. Музыканты, которые пришли на «Круги», как я понимаю, пришли потому, что увидели: что-то происходит.

Денис Бояринов: Мирослав, а что, кстати, происходит и будет происходить в ближайшее время?

 kto-to: Много чего. Например, у вдовы Курехина Анастасии дома лежит большой сундук с неизвестными записями Сергея. Есть желание и нет средств на то, чтобы их издать. Поэтому она выкладывает на «Кругах» весь изданный архив Сергея Курехина, и те деньги, которые удастся собрать, пойдут на издание неизвестных вещей. Скоро по той же системе выйдут все видеоспектакли Евгения Гришковца, новые альбомы Tequilajazzz и «Колибри». Недавно звонили «Ночные снайперы», спрашивали, как и что им делать. Я сказал: «Заходите на «Круги» и делайте что хотите». Это в России, а в Америке и Англии к нам скоро присоединятся тысячи и тысячи разных электронщиков. Например, сейчас мы находимся в затяжном диалоге с музыкантами, которые собрались вокруг одного из родоначальников гоа-транса Гоа Гила. Есть и другие затеи.

Денис Бояринов: За рубежом экономическая модель «таланты — поклонники» как следует проработана. Особенно активные и щедрые поклонники стимулируются музыкантами дополнительными привилегиями — какими-нибудь артефактами или услугами. Вроде присутствия на записи или репетиции, гитарой с автографом в подарок или даже песни с посвящением. На «Кругах» предполагается что-то подобное?

 kto-to:«Круги» — универсальная система, возможности которой будут постепенно расширяться. Скажем, сейчас мы предлагаем пользоваться нашей сетью не только музыкантам, а любым творческим людям. Недавно с «Кругами» начал сотрудничество замечательный российский мультипликатор Иван Максимов — завел аккаунт, выложил свои мультики, и их теперь можно скачать по той же самой системе. Кроме того, у нас появился проект под названием «Цивилизация для чайников», где предлагается поддержать идею о том, что если в результате какой-то, не дай бог, катастрофы погибнет большая часть населения Земли, то оставшаяся не сможет восстановить все накопленные знания и умения. Поэтому необходимо создать на будущее руководство «Как восстановить основные блага цивилизации подручными средствами». На мой взгляд, это типично «круговый» проект — с одной стороны, он не имеет под собой никакой коммерческой основы, с другой — он симпатичный и забавный, а может, и полезный, и все это понимают.

«Круги» — не только музыка, это может быть все, что угодно, достойное распространения, поддержки и всенародного участия.

Денис Бояринов: Борис Борисович, а до какой степени может позволить себе фан-поддержку конкретно группа «Аквариум»? Скажем, указать имя особо щедрого мецената на альбоме или посвятить ему песню?

 bg: Посвятить песню спонсорам — это вряд ли. Что умеет делать птица? Летать и петь. Она никак не сможет сплясать, она никак не может заниматься землеройными работами. Мы делаем только то, что мы делаем.

Денис Бояринов: Широко известна история музыканта Момуса, который, столкнувшись однажды с финансовыми трудностями, «продал» место в своих песнях своим поклонникам, вставив в строчки их имена.

 bg: А я-то все думаю, почему же я Момуса не слушаю? Слово «музыкант» в данном контексте звучит немножко издевательски.

Дело в том, что в Москве принято считать, что музыкант — блядь. Заплатишь, он будет вертеть кольца, писать симфонии на заказ, вставлять чье-то имя и т.д. Такая точка зрения существует не только в Москве, но в Москве она присутствует на 99,9 процента. Меня эта точка зрения занимает с начала 1980-х годов, с тех пор, как я начал в Москву ездить.

Я боюсь, что человек, который вносит в свою музыку коррективы в связи с желанием заказчика, может называться музыкантом только в смысле «холуй, играй, что я скажу». В этом смысле я никогда не был музыкантом. Мне кажется, что музыка — настолько точная вещь, что если ты себя самого недостаточно внимательно послушаешь, то забудешь песню или ее исполнение. А уж тем более если в ней будет присутствовать чужая воля.

Денис Бояринов: Но воля заказчика может быть выражена по-разному. Она может быть вообще не выражена.

 bg: Если воля не выражена, то ее и нет. Песня следует только своей воле, и ничьей больше. Исполнение песни следует только своей воле, и ничему другому не следует. Песне нельзя навязать чье-то мнение.

Денис Бояринов: Можно ли назвать отношения «Аквариума» с центром Шри Чинмоя отношениями талант — покровитель?

 bg: Во-первых, какой конкретно центр Шри Чинмоя вы имеете в виду?

Денис Бояринов: Я хотел бы, чтобы вы мне рассказали.

 bg: Ну нельзя же приходить на интервью настолько неподготовленным! Хорошо, я объясню: у Чинмоя нет центра. У гуру Шри Чинмоя было порядка двух тысяч относительно близких учеников. Всего их чуть-чуть больше. Но ни в Москве, ни в Лондоне, ни в Нью-Йорке нет центра Шри Чинмоя, то есть нет начальника, нет иерархии. Я знаю, что в Лондоне есть человек двадцать учеников, я знаю трех-четырех в Москве. Иногда они собираются промеж собой — читают книжки Чинмоя, поют песни. Но центра нет, и это проблема, потому что они ничего не могут организовать.

А у меня были отношения не с центром, а с самим Шри Чинмоем.

Денис Бояринов: А концерт «Аквариум International» в Альберт-холле?

 bg: Он был сделан учениками Чинмоя на их деньги по просьбе гуру. Я потратил на этот концерт чудовищно много своих сил.

 kto-to: А я добавлю, что группа «Аквариум» спонсировала этот концерт в не меньшей степени, чем ученики Шри Чинмоя.

Денис Бояринов: То есть в дальнейшем имя Шри Чинмоя не будет связано с «Аквариумом»?

 bg: Имя гуру никогда не было связано с «Аквариумом». Мы будем писать альбомы и давать концерты. Но непонятно, какое отношение к этому может иметь гуру. Гуру умер.

 kto-to: Вот что я бы хотел добавить важное к вашему вопросу о музыкантах и заказчиках: рекорд-индустрия приучила нас к тому, что поклонник платит музыканту за новые треки, причем даже не музыканту, а посреднику — рекорд-лейблу, дистрибьютору и так далее. По сути, это обычная магазинная транзакция — товар в обмен на деньги. Основная идея «Кругов» состоит в том, чтобы сделать эти два процесса независимыми — отделить творчество от денег. Мы хотим облегчить бизнес-законы творческим людям — превратить их из законов мира чистогана в общечеловеческие.

 bg: По крайней мере, помочь в этом.

Денис Бояринов: В таком случае вся тяжесть бизнеса ложится на ваши плечи, Мирослав. Поэтому интересно, как «Круги» собираются зарабатывать деньги и кого вы видите своими конкурентами? Я не поверю, что у вас нет бизнес-плана.

 kto-to: У нас есть бизнес-план. Частично «Круги» будут существовать за счет того, что мы будем показывать вменяемую рекламу. Частично за счет того, что мы будем брать десятину на поддержание проекта — не больше 10%. Что касается конкурентов, на данный момент аналогичных сервисов нет. Возможно, они и появятся. С теми сервисами и социальными сетями, которые уже существуют, мы ведем переговоры, и, возможно, мы скоро будем дополнять друг друга, а не конкурировать. Нам кажется, это более правильный подход.

Денис Бояринов: Скажем, самую популярную в России социальную сеть «В контакте» вы не считаете конкурентами?

 kto-to: Нет, не считаем. Они нашли правильную социальную модель для общения людей. Они как телефон — но мы скорее как телевизор.

Денис Бояринов: А вы, Борис Борисович, в какой социальной сети больше времени проводите?

 bg: Ни в какой. У меня совсем времени нет. Я и перед Мирославом-то виноват, совсем на «Кругах» не бываю. Впрочем, поставил вот недавно новую фотографию — показываю, что еще жив. (Смеется.)

Денис Бояринов: В последнее время я замечаю в обществе повышенный интерес к измышлениям на тему будущего. Хотел бы спросить вас обоих, какие сценарии будущего вас занимают — общечеловеческого и личного?

 bg: Я по праву старшинства отвечу первый. Мне кажется, «будущее» — это очень пошлый штамп. Будущего не существует, существует настоящее и существуют несколько векторов, по которым может двигаться развитие ситуации. Мы с той или иной долей уверенности можем предсказывать, что будет в следующие пять минут, и будем ошибаться. А что будет потом, как говорится, в тумане.

Но, по-моему, это не должно и не может влиять на творчество. Опять-таки. трясогузка поет, как она поет, и кошка мурлычет, как она мурлычет, и будущего они никак не имеют в виду. Так и мы можем делать только одно. Другое дело, что музыка является функцией времени, безусловно. Но придумывать будущее, а потом стараться под него подстраиваться, это вообще какая-то глупость.

 kto-to: Я знаю, что «Круги» будут делать в ближайшие три месяца, но пока не скажу, пусть это останется сюрпризом.
Когда «Круги» пришли ко мне, — а это не моя идея, я наблюдал ее возникновение и развитие в нескольких головах одновременно, — я понял, что не могу этого не делать, и воплотил идею. Потом «Круги», по сути, сами нашли себе денег — инвестор сам нашел меня и поддержал. Этот проект сам развивается и сам растет, сам вносит корректировки в развитие. Моя задача — внимательно слушать и смотреть, куда все идет.

 bg: Он в нескольких словах сказал все, что я так долго объяснял. С «Аквариумом» та же самая ситуация.

Денис Бояринов: После этого разговора у читателей может создаться ошибочное впечатление, что вы два благостных идеалиста.

 kto-to: А кто такие благостные идеалисты?

Денис Бояринов: Ну вот такие люди, которые больше заняты своими идеями, чем выживанием. Которые считают, что будет день — будут и песня, и пища, и деньги, которые надо только поднять с земли.

 bg: Это куда более прагматичная позиция, чем грабить банки. Потому что когда человек что-то делает, вокруг него заверчивается определенная энергия, и она привлекает дополнительные энергетические потоки. Но, боюсь, что для большинства людей то, что я говорю — бред. Потому что те, кто об этом знает, предпочитают об этом не говорить. Считайте, что и я ничего не говорил. И называйте меня идеалистом — это поможет мне срубить еще больше бабок.

 kto-to: И это единственное...

 bg: …что войдет в интервью.
(Общий смех.)

Интервью опубликовано в №3 (76) 2009.

 kto-to
Инженер, IT- технолог.
1989 – выпускник энерго-физического факультета Московского энергетического института. Корреспондент научного отдела газеты «Комсомольская правда».
1990 – сотрудник информационного молодёжного агентства «ИМА-пресс», при Агентстве печати «Новости»«
1991 – отъезд в США.
Инженер компании Phase Metrics, производителя робототехники для компьютерной индустрии.
1995 – основание консалтинговой компанию по IT технологиям – GNSI, Inc.
2007 – основание корпорации Your Net Works, Inc. Музыкальный интернет-проект «Круги» (Kroogi).


    Когда человек определяет свой жизненный путь и насколько далеко может предугадать развитие событий? Стало общим местом считать, что в детстве почти все мечтают стать героическими пожарными или космонавтами. Но, взрослея, выбирают профессию более-менее практическую. Нет, у каждого происходит по-своему. Иногда действительность разламывает сформировавшиеся стереотипы и удивляет своей необъятностью. Кто-то может растеряться и поддаться обстоятельствам, пойти в неизвестное. Все пути меняют личность, делают сильнее или слабее, жестче или добрее. «Человек способен сделать путь великим, но великим человека делает его путь», – две с половиной тысячи лет назад сказал Конфуций. Знал ли московский школьник Мирослав Сарбаев, что станет американским бизнесменом, а потом организатором интернет-системы добровольных пожертвований на искусство. А в сознании сотрутся границы государств, и еще столько интересных поворотов сулит жизнь.


– Мирослав, в фильме «Москва слезам не верит» один из героев утверждал, что телевидение заменит театр, кино, книги… Можно ли теперь сказать подобное об Интернете?

– В какой-то исторический момент театр был единственным способом развлечения. Потом появились кино, телевидение, Интернет. Ничего не исчезло, но, возможно, изменится баланс. И телевидение «смутирует» в веб-пространство. Для того, чтобы принимать телепрограммы, понадобится новое устройство более похожее на компьютер, куда пойдет телевизионный кабель.

– А как в целом на развитие человечества влияет электронное пространство? Не грозит ли нам зомбирование?

– Не знаю. Мне не нравится, что «сидя в Интернете», я не могу кататься на лыжах. Если в мозг вживят чип, который при любом процессе позволит еще и пользоваться поисковыми системами, буду доволен. Конечно, это пока шутка. Но Интернет, равно как телевидение, кино и театр, с одной стороны – уход от реальности. С другой – новые формы реальной жизни.

– Реальной ли?

– Со многими интересными мне людьми я познакомился на форумах, теперь дружим. Произошел выход из абстрактного электронного мира в реальную жизнь. Польза очевидна. Естественно, существуют ушедшие в крайность «зомби», круглые сутки сидящие в Сети. Одна из серий мультфильма «Симпсоны» посвящена ролевым компьютерным играм. Персонаж, быстро водящий пальцами по клавиатуре – огромный, аморфный тип с синяками под глазами. В виртуальном мире он стройный, неуязвимый, здоровый витязь. И это уже часть реальности. Думаю, каждый для себя решает, как использовать веб-пространство. Надо стараться не забывать, что вокруг нас – лес, птицы, велосипеды, музеи, концерты…

– Есть ли опасность, что зависимых от виртуальности станет слишком много, и мир «перекосится»?

– Опасность есть. Но считаю, что человечество – самокорректируемый организм. Такие люди просто перестанут производить потомство. Или от них параллельно основному человечеству произойдет новая порода. Обычное человечество и киборги будут смотреть друг на друга, не понимая. Уже фантазирую...

– Расскажите, откуда у Вас такое интересное сочетание имени и фамилии?

– Имя – дань моим чешским предкам со стороны матери, приехавшим колонизировать Западную Украину. Сарбаев – фамилия отчима, поволжского татарина, родной отец у меня русский. Крови во мне намешано разной. В родне – поляки, чехи, испанцы, скандинавы и русские. Вести учет предков любит моя бабушка. Сейчас ей 94 года, до недавнего времени она была очень активна и многим интересовалась. В разговорах о путешествиях по Европе всегда удивляла познанием горнолыжных курортов, большинство из которых посетила в 30-х годах. В то время она жила в тех местах, где сейчас Западная Украина, а училась в Варшавском университете. Приехала домой на каникулы в момент, когда случилось разделение Польши Сталиным и Гитлером, оказавшись на территории СССР. Не стала «партизанить» и вышла замуж за советского летчика – командира дивизии. Когда совершали перелет с Западной Украины на Дальний Восток, у моей бабушки прямо в самолете начались схватки. Приземлились на площадку военной базы, родили дочь, мою маму, и полетели дальше. А я москвич. Во многих поколениях по линии отца.

– Когда Вы уехали в США?

– Специально я никуда не уезжал, а однажды поехал «прогуляться». В конце 80-х, увлекшись журналистикой, после института пошел работать в молодежный отдел агентства АПН, который тогда назывался «ИМА-пресс» – информационное молодежное агентство. В 1990-м году стало модно все приватизировать, и мы с коллегами оформили право собственности. В отпуске в США попробовал открыть корпункт. Но случился путч, и «ИМА-пресс» разделилось на десяток агентств. Чей корпункт открывать? Предложили работу по технической специальности. Однажды у нас появился клиент – маленькая неприметная компания под названием «Напстер», которая удивила тем, что список ее пользователей рос сначала на сотни тысяч в день, а с какого-то момента на миллион. Мы им что-то «подкрутили», чтоб не ломалось, а они рассказали, чем занимаются и предложили присоединиться в качестве технического отдела. На тот момент в мире это был самый быстрорастущий музыкальный интернет-портал, создавший уникальный каталог. Однако вскоре после соединения начались суды из-за авторских прав. Мы оказались в осаде, за две недели став изгоями. Мечты развеялись. Но, с другой стороны, в Вашингтоне люди устраивали демонстрации в нашу защиту, присылали майки демонстрантов, «простреленные пулями». Про пули, конечно, шучу.

– Вас не тянет обратно в Россию?

– Последний год половину времени провожу в России. Есть карикатура, сидит ворона с кусочком сыра, понуро свесив ножки. Рядом лис, приобняв, говорит: «Ну что, отдавать или не отдавать, вопрос даже не стоит». Через четыре с половиной года, сильно соскучившись, помчался в Россию,. Потом заездил туда-сюда. Чувствую себя русским в Америке, американцем в России. Бабушка, когда была моложе, проводила зиму в Калифорнии, лето в Москве. У меня нет ощущения тяжести эмиграции. Может, если бы не подняли железный занавес, а меня случайно занесло в Америку, такое и случилось бы, но сейчас дорога открыта. Кроме того, там я попал в компанию интересных, динамичных людей. Произошла глобализация мозгов. Обычно же эмиграция связана с недостатком общения с близкими душами.

– Вы работали в Курчатовском институте?

– Готовил там диплом по специальности «Управляемый термоядерный синтез», но к тому времени окончательно увлекся журналистикой. Внештатно писал для «Комсомолки» и других изданий. Заниматься атомной физикой совсем не хотелось. Да и как таковым программистом я никогда не был. Моя деятельность больше похожа на работу системного архитектора и бизнес-аналитика. С позиции гуманитарных наук, я, конечно, «технарь-компьютерщик». Специалист же поразится отсутствию знаний, которые ожидал бы во мне найти. Мне проще на абстрактном уровне придумать, как система должна функционировать. Пригласить программистов, а затем, принимая работу, сказать, «где подкрутить».

– Как возникла идея создания Вашего интернет-проекта «Круги», и откуда такое название?

– Началось все с идеи, что нужно предложить музыкальной и медийной индустрии новую экономическую модель, которая будет носить характер необязательности. Где будут задействованы благородные человеческие желания. Стало понятно, что система должна строиться как набор фан-клубов, хотя это не самый удачный термин, привязывающий к некому штампу. Скорее набор клубов по интересам, где сообщества участников строятся по концентрическому принципу. В центре стоит идея, человек, или группа, собирающие вокруг себя других, вокруг которых формируются новые круги. Решили, что будет хорошо смоделировать подобную структуру. Позднее пришло название.

– А в реальный мир подобную модель из виртуального пространства можно перенести?

– Она и пришла в виртуальный мир из реального. Есть такое мероприятие – «Горящий человек», формально называемый «Фестиваль радикального самовыражения». Каждый год несколько десятков тысяч человек выезжают в невадскую пустыню, где строят временный город. Живут там неделю, или чуть больше, после все полностью разбирают. То, что не могут разобрать, сжигают. Один из девизов фестиваля – «Не оставляй следов» – связан с экологичностью проекта. В Сан-Франциско один из группы неформалов 80-х годов, в ознаменование расставания с девушкой и окончания страданий, сконструировал деревянного человечка, вышел на пляж с друзьями и сжег его. Таким образом избавлялся от плохих воспоминаний. Идея понравилась, пришло решение сделать ритуал ежегодным. Через год собралось столько людей, что полиция попросила прекратить подобные акции в черте города. Тогда участники приехали в невадскую пустыню. На территорию индейской резервации, где живет человек сто, и мало что происходит, внезапно приезжает «караван» из 50 тысяч человек и начинает что-то покупать и строить. Городок расцветает. У местных властей не возникает мысли попросить приезжих куда-либо переместиться. Там много искусства, музыки, инсталляций, которые собирают и разбирают на месте. Люди готовятся к мероприятию целый год. Тратят огромные деньги. Например, примечательна инсталляция, собранная два года назад. Распилили два американских грузовика и приварили друг к другу так, что получилась «танцующая пара». И это чудо установили в пустыне. Другую замечательную инсталляцию привезли бельгийцы. Куча досок из древесных отходов пошла на огромный улей, высотой метров 20. Внутри играла музыка, можно было ходить, танцевать. Затем улей сожгли, удобрив пеплом поляну, на которой посадили новое дерево. Многие деятели искусства приезжают инкогнито. Оттуда начали свою карьеру известные американские ди-джеи. И каждый год дают бесплатные выступления. Почему я об этом заговорил? В городе, существующем лишь неделю в году, не приняты деньги. Весь обмен благами цивилизации происходит просто так. А поскольку ночью температура может упасть до – 1, а днем подняться до +50, то нужны теплые вещи, вода, генераторы. Мероприятие требует огромной подготовки и затрат. Но когда туда приезжаешь, то оказываешься внутри микрокосмоса, где деньги считаются чем-то неприличным. И, гуляя по городу, можешь остановиться в любом месте. В каждом жилище с удовольствием накормят, напоят, живи, сколько захочешь. Максимум, попросят что-то сделать для дома. Отчасти идея «Кругов» пришла после двух поездок на этот фестиваль. Модель засела в голове и перенеслась в виртуальный мир. Так что получилось наоборот.

– После проблем с «Напстером» не страшно было создавать «Круги»? Как быть с авторскими правами?

– С одной стороны, «волков бояться – в лес не ходить», с другой – «Круги» сделаны для того, чтобы как раз решать вопрос авторства. Зарегистрироваться может любой, но не для того, чтобы «выложить» музыку для скачивания. Необходимо подтвердить свою личность в одной из платежных систем, с которой мы сотрудничаем. Это способ защиты от пиратства. Что касается подлинности авторских прав, на данный момент достаточно просто о них заявить. Мы не занимаемся полицейской функцией, у нас – инфраструктура. Если объявится другой претендент или владелец, сможем помочь разобраться.

–Вы однажды упомянули, что «Круги» подобны банке с надписью «На вино»?

– Надо же, просочилось в прессу. После подумал, что такая метафора не совсем удачна и понятна, особенно в России. Существует чисто англо-саксонская традиция: пригласить в гости, но при этом не угощать, а собирать стол «в складчину». Часто говорят, что «халява» для русских слаще «кисельных берегов». Ничего подобного. Вначале заметили, что американцы, обращаясь на сайт, платят реже и меньше. Потом выровнялось, и сейчас везде одинаково.

– А возможно ли такую идею «примерить» на всю планету?

– Слышал я и такое, но, по-моему, это утопия. «Круги» – некое идеальное пространство, где живет искусство. Причем здесь есть шанс выжить и процветать у искусства некоммерческого. Потому что задействованы другие механизмы вознаграждения. Но при этом в реальной жизни люди участвуют в стандартных экономических процессах – ходят на работу, получают деньги. Есть веселая идея проекта «Цивилизации для чайников». Существует некая точка зрения, что нынешняя технологическая цивилизация уже не первая на Земле. По каким-то причинам предыдущие исчезали, и жизнь начиналась заново с каменного века. С компанией друзей мы рассуждали, что будет, если произойдет что-то подобное, например, упадет комета… Условно, два выживших разнополых человека смогут продолжить род человеческий. Но даже приложив все усилия и знания, они не смогут возродить цивилизацию. То есть последующие поколения будут орудовать палками, в лучшем случае, медными ложками. Со мной уж точно цивилизация дальше каменного века не продвинется. В принципе, это небольшая проблема, потому что пока никто не рассчитывает на подобный исход. Но она достаточно симпатична для того чтобы ее порешать, и при этом сделать много полезного. Задача проекта «Цивилизация для чайников» – создать некий мануал, книгу, используя которую человек сможет восстановить базовые блага цивилизации. Есть раздел «как сделать чайник для чайников» – «dummy for dummies», чисто «круговый» проект. Симпатичный и нужный, и за ним не стоит прямого возврата во вложение капитала, нет бизнес-плана. Но всем понятно, что это может пригодиться.

– Существует мнение, что в операционные системы, созданные в США, встроены чипы, при помощи которых возможно считывать информацию, или при необходимости отключить компьютеры. Правда ли это?

– Думаю, что неправда. Компьютерная индустрия существует достаточно давно, и подобная информация просочилась бы. После чего конкурирующая компания начала бы производить компьютеры без подобного чипа, которые стали бы продаваться дороже, но постепенно вывели бы из бизнеса первую компанию. Если бы все было под контролем американского «Большого Брата», то какой-нибудь умный китаец вскрыл бы эту информацию. В крупном масштабе это легенда. В частном случае, например, устройством iРhone можно управлять из офиса компании Apple. Общался с друзьями, которые пользовались таким аппаратом за месяц до выхода на европейский рынок. Компания выдала несколько экземпляров, в качестве «preview». В какой-то момент телефоны вдруг выключились. На запрос в компании ответили, что Apple готовится к запуску родукта на рынок, и все выданные аппараты они заблокировали. Причем произошло это не на уровне оператора, перестали работать сами аппараты. Никогда не было страха, но стало понятно, что такое возможно технологически. Этот случай негативно повлиял на публичный образ компании Apple. Может быть, подобная функция есть у всех компаний, а мы случайно узнали только про Apple? Ничего страшного в этом нет. Сейчас можно проследить за передвижениями любого человека по всему миру. Другое дело, если начнет формироваться серьезное тоталитарное государство, которое будет активно использовать подобные методы слежки за своими гражданами, то буду говорить по-другому. Постоянно наблюдаю, что и в России, и в Америке за кем-то следят и что-то записывается, но при этом сами организаторы к слежке относятся достаточно расслабленно, дабы не превышать уровень комфорта граждан. По официальной версии, подобный контроль направлен на борьбу с террористами. Если человек ходит по земле и понимает, что не делает ничего незаконного, то мыслями о слежке и контроле можно себя не мучить. Хорошо, когда технологическими средствами можно заранее предсказать катастрофы, подобные Норд-Осту или Башням-близнецам, и предотвратить трагедию.

– Скоро ли чипами заменят документы? Такое возможно?

– Моей кошке в Сан-Франциско вживлен чип, который можно просканировать и получить номер домашнего телефона, имя и информацию об ее прививках. Чем мы хуже кошек? Плохо это или хорошо, ответить однозначно нельзя. Если такой процесс идет добровольно, то это хорошо, потому что кому-то будет удобно. Если принудительно, то мне лично не нравится любое насилие, поэтому моя реакция будет скорее негативной. На предложение ввести чип, если при этом я радикально не изменю профессию, при которой пришлось бы скрывать свою личность, чего не предвидится, соглашусь. Перестану судорожно проверять наличие бумажника или документов. Но если ко мне придут и скажут, что я обязан его вживить, буду протестовать.

– Насколько опасна повсеместная компьютеризация? Если произойдет технический сбой, наступит ли всеобщий коллапс?

– Нужно развивать проект «Цивилизация для чайников». Тогда, в случае сбоя, можно будет быстро все наладить. Если серьезно, опасность, конечно, есть. Она появиласьс момента изобретения первой водородной бомбы. И неважно, что за технология – компьютер или что-то другое – всегда может замкнуть. При усложнении системы возможность сбоя увеличивается. Но мы знаем, что сейчас управляющие программы пишутся с учетом накопленного опыта по внедрению техники безопасности. Опасность порождена не Интернетом, а Марией Кюри и Эйнштейном, но на них не принято ругаться. Интернет как сеть был создана как эсхатологический ответ Америке. Средство связи в случае ядерного удара, если большая часть структуры будет поражена, некая непотопляемая система, по которой можно связаться, даже если все взорвано и выбито. Он до сих пор сохраняет эти качества. Если два компьютера связаны с Интернетом, то в процессе посыла сигналов возникает маленький примитивный интеллект, занятый только тем, что пытается находить связь. Интернет-протокол устроен таким образом, чтобы выход, то есть путь, если есть хотя бы один, обязательно найти.

– А какие жизненные принципы лично у Вас? Какими правилами руководствуетесь?

– Постараюсь назвать основные. С моей точки зрения XX-й век был известен как век эклектики. В том числе и эклектики принципа, дуализма добра и зла, когда хорошее перетекает в плохое и наоборот. Любое действие как явление непонятно своим знаком, – плюс или минус. Оно биполярно. Достаточно заявления, что добра и зла не существует, чтобы масса людей начала следовать идее беспринципности. Потому что, на самом деле, невозможно сделать ни хорошо, ни плохо. Будет так, как должно быть. Я к 41 году внутри себя сознательно встал в оппозицию такому течению мысли. Никого не убеждаю, но если люди сами до этого доходят, искренне радуюсь. Если у человека есть непоколебимые принципы, на него можно положиться. Есть шанс, что он не уйдет в дуализм, не растворится в эклектике. У одного комика было очень трогательное выступление. Из разных религий он взял заповеди и стал искать совпадения. И нашел. Сводятся они к тому, что не надо убивать, делать то, что не хочешь, чтоб сделали тебе. Мои принципы очень просты, не обманывать, стараться выполнять свои обещания и давать больше, чем брать. В других людях также ценю наличие принципов. И, если эти принципы близки к моим, мне с таким человеком легче.



    Ресурс Kroogi.com стал известен примерно год назад. По Сети прокатилась волна восторженных отзывов о «месте, где можно скачать музыку совершенно легально и бесплатно!» Впрочем, не совсем бесплатно — за скачиваемый контент пользователь может заплатить любую сумму, а может не платить ничего. Собственно, на этом создатели «Кругов» и построили свою парадигму, и она, похоже, работает, если посмотреть, кто из музыкантов доверяет им свою музыку. «Ляпис Трубецкой», «Чайф», Moscow Grooves Institute, Александр Лаэртский, «Аквариум», Евгений Гришковец, «Колибри», Захар Май, «Маркшейдер Кунст», «Маша и Медведи», Настя Полева, «Комба БАКХ», Карл Хламкин — вот лишь первый хаотический срез, но и он позволяет отметить достаточно высокий уровень контента. Судя по всему, придумавшему всю эту историю русскому американцу  kto-to удалось найти разумный компромисс между сетевыми меломанами, не желающими платить за скачанное, и интересами авторов-исполнителей, которые вполне справедливо хотят получать деньги за свой труд. Тот факт, что премьеры двух последних альбомов «Аквариума» прошли именно на «Кругах», заставляет задуматься. Вернее, не задуматься даже, а найти в заснеженной Москве только что прилетевшего из Сан-Франциско Сарбаева и устроить ему форменный допрос с пристрастием...

— Мирослав, у твоего ресурса репутация места прежде всего музыкального. Но ведь «Круги» — это не только музыка?

— Конечно. «Круги» — это все, за чем стоит творческий человек, которому интересно распространять плоды своих трудов через Сеть. Мы сейчас фокусируемся на музыке только потому, что нас внутри «Кругов» мало, поэтому что-то одно мы должны научиться делать хорошо — и на этом построить продукт. Конечно, первое приближение — это музыка, поскольку она очень контрастна, но мы открыты для чего угодно. У нас есть мультипликаторы, в частности, Иван Максимов, фотографы, да и пишущая братия тоже присутствует.

— Расскажи немного о себе.

— Я закончил МЭИ по специальности физика плазмы, но мне в ту пору было более интересно заниматься музыкальной журналистикой. Тогда, в 1990-м, на распределение не очень обращали внимание, я попросился в АПН, работать в молодежном агентстве ИМА-Пресс, а потом поехал в Америку — и там мне предложили работу. Лет пять я занимался исключительно IT, потому что люди, которые меня наняли, решали мои иммиграционные проблемы. А когда они закончились, я немедленно затеял свой бизнес, консалтинговый. У нас был такой ма-а-аленький клиент под называнием Napster (первая пиринговая Интернет-сеть, пионер в деле бесплатного скачивания музыки. — СК). О них никто не знал, да и мы не знали, чем они, собственно, занимаются. Но я обратил внимание, что количество пользователей Napster стало расти на миллион в день. Мы спросили: чем занимаетесь? Они объяснили. Нам понравилось. А еще через месяц они пришли к нам и предложили влиться в них. Собственно, сам Шон Фэннинг и пришел.

— Тот самый легендарный Фэннинг?

— Любопытный персонаж! Когда он родился, отцу его было 19 лет, а матери… 15, что ли. И они на тот момент виделись один раз, на вечеринке. Отец был из хорошей семьи, поступал в университет, а мать жила в трейлере. У Шона три сестры по отцу и некоторое количество братьев по маме; сестры закончили университеты из «Лиги Плюща» (объединение престижнейших американских университетов. — СК), отец был президентом компании, а о маме он рассказывал истории другого плана: «маму вчера за лицо покусала дворняга». Брат Шона был взят им на поруки, потому что он — известный автоугонщик. И в самом Шоне мистическим образом сочетаются качества и папы, и мамы. То есть он с одной стороны — президент компании, а с другой — матерый сетевой пират...

— … ставший личным врагом группы Metallicaи Тома Уэйтса. На этом можно закончить заниматься чем бы то ни было и всю оставшуюся жизнь давать интервью.

— В Napster'е было интересно работать. Выходишь в коридор, а там стоит Питер Гэбриел, который в отличие от Уэйтса к Фэннингу и его конторе относился очень положительно… Ну, а когда Napster'a не стало, я поработал некоторое время в компании Snoсap — ее тоже сделали напстеровские люди, это универсальная база данных правообладания на музыку (сейчас ей де-факто владеет MySpace). А потом мне в голову пришли «Круги» — и остались.

— Объясни мне, почему респектабельный британец Гэбриел относился к Napster положительно, а нежно любимый российским андерграундом Уэйтс, певец подворотен, подал на компанию в суд? Я не могу понять!

— Есть человек, который создает творческий продукт. То, какой именно продукт он производит, с одной стороны, и то, какое у него лицо в процессе продажи этого продукта — зачастую две ортогональные, независимые друг от друга величины. Человек может быть отморозком и наркоманом из андерграунда, но при продаже лейблу своего альбома, бывает, превращается в традиционного, очень жесткого бизнесмена. А взять Тома Йорка или БГ — люди приличные, много лет не панки, не отморозки, не спят в подворотнях, но они пионеры альтернативной дистрибуции в Англии и России. Наоборот, Саймон Посфорд из Shpongle, предводитель психонавтов всего мира, очень традиционен. Он живет на деньги, идущие из семьи, от результатов продажи своего творчества не зависит. Очень интеллигентный, рафинированный англичанин. Так вот, последний альбом Shpongle кто-то украл и выложил в сеть за месяц до релиза. И психонавт Саймон очень расстраивался, писал объявления в стиле «найду — задушу как собаку»...

— Но давай встанем на их сторону. Ты сидел за фоно, мучился, сочинял; потом пришел в студию, мучился, записывал, сводил — а потом...

— … пришел какой-то козел, украл и выложил!

— В общем, мы тут сталкиваемся не столько даже с материальной, сколько с этической стороной вопроса, правда?

— Да. И фактически из нее-то и вышли «Круги».

— Я все про тебя понял. Ты — утопист. Хочешь убедить льва возлечь с ягненком и каким-то образом уговорил ряд приличных людей влезть в свою затею. Ты что, серьезно считаешь свою модель компромиссом между интересами артистов и жадностью сетевых меломанов?!

— Я серьезно думаю, что наша модель может стать приятным дополнением. Мы — такая красивая ромашка, которая цветет на могиле старых методов дистрибуции музыки. Отдушина для тех, кто хочет сказать спасибо своим любимым музыкантам, прежде насосав гигабайтами их контента. За бесплатно. А потом их вставляет: надо и честь знать. И вот еще что. Ты все время говоришь про «альтернативную модель»… Но она является альтернативной только по отношению к модели, существовавшей в ХХ веке. До ХХ века музыки на физических носителях — пластинках, CD, кассетах — не существовало. Но вообще-то она была! И тогда музыкальная индустрия работала по схемам, похожим на схемы «Кругов».

— А регистрироваться надо, чтобы с вас сосать контент гигабайтами?

— Теперь надо.

— Ты сам-то понимаешь, что у вас появляется уникальный статистический инструмент — измеритель динамики роста совести!

— Более того — он уже работает. Мы сейчас можем подсчитать соотношение людей, которые грузят бесплатно, и которые платят. У «Аквариума», скажем, каждый третий платит, а у Stigmata cоотношение 1 к 15. Все остальное — в промежутке. В среднем где-то один к пяти.
Премьера сингла группы «Аквариум» «Рождественская ночь» состоялась именно на «Кругах»

— Вы существуете два года. Как растет число зарегистрировавшихся у вас производителей контента?

— Первый год шло строительство, «Круги» были закрыты для публики. Чуть больше года система открыта. За последние три месяца каждый из них бил рекорд предыдущего по приросту. И январские цифры в три раза больше, чем три месяца назад.

— Скажи, а насколько хорошо знают о существовании «Кругов» там, где они фактически базируются?

— Сделать так, чтобы на Западе узнали о «Кругах», — основной фокус компании сегодня. Не только потому, что нерусскоязычный рынок больше русскоязычного, но и потому, что одна из наших идеологических задач — построение мостов и стирание границ. Если выйдет, это будет сбыча мечт. Поэтому мы должны установить в музыкальном бизнесе максимальное количество позитивных связей, чтобы всем по всему миру можно было раздавать свою музыку.
Инна Желанная выложила на «Круги» всю свою дискографию

— Когда ты это все затевал и теперь — были ли и есть ли у «Кругов» западные аналоги?

— Прямых — нет. Есть Bandmix, есть Slice The Pie и еще парочка… но там делается акцент на то, что слушатель, давая деньги группе, становится формальным ее инвестором с возможностью получать некие дивиденды. Но нам это показалось чересчур замороченным. Если, скажем, человек инвестирует в группу 5 баксов, то как у него должна быть устроена голова, чтобы он ждал с этих денег дивидендов? Он может их просто так дать, и ничего не изменится.

— И все-таки, что такое «Круги»? Хобби, благотворительная акция, футуристический проект? Или все-таки бизнес?

— Они были задуманы, как бизнес, а не как благотворительность. У нас есть бизнес-модель, есть путь к прибыли, который связан с тем, чтобы привлекать как можно больше людей — как музыкантов, так и нет. Уже два года я больше ничем не занимаюсь. В нас вложились инвесторы; география инвестиций — Россия, Европа, Америка. Среди инвесторов — основатели известных сетевых проектов из Силиконовой долины… У предпринимателей бывают разные мотивации, когда они начинают свое дело. Случается, что заранее все аккуратно просчитано, и человек считает, что нашел наиболее эффективный способ достичь богатства и процветания. Но на тот момент, когда придумывались «Круги», передо мной была масса более легких и верных способов заработать. «Кругами» я просто не мог не заниматься.

* * *

Удачи вам, «Круги»! Когда Вавилон современной музыкальной индустрии падет, на разрушенной его цитадели наверняка напишут имена тех, кто помогал этому. Что-то мне подсказывает: для надписи Kroogi.com там будет отведено не очень, может быть, большое, но особое место.
Kroogi («Круги») – популярная в России онлайн-система добровольных пожертвований на искусство, запущенная в 2008 году. Во время январского визита в Россию ее основатель Мирослав Сарбаев нашел час на то, чтобы пообщаться с «Руформатором» о распространении музыки в современном Интернете.

    Поработав в знаменитом Курчатовском институте и «Комсомольской правде», в 1990-х годах советский программист Мирослав Сарбаев уехал в США, где стал одним из директоров легендарного файлообменного сервиса Napster. По окончании славной истории этого проекта Сарбаев занимался IT и бизнес-консалтингом, работал в компаниях Liquid Audio и Snocap.

    Учрежденный им двуязычный портал Kroogi он предпочитает называть «подвижническим»: люди из мира искусства добровольно выкладывают там результаты своего труда, а пользователи загружают их на свои компьютеры по системе «заплати сколько хочешь». По официальным данным, на данный момент на «Кругах» зарегистрировано несколько десятков тысяч деятелей искусства из разных стран. Россию на портале представляют в том числе «Аквариум», Tequilajazzz, Евгений Гришковец, «Колибри» и другие. В августе 2009 года было выпущено приложение Kroogi Downloads для Facebook, и участники проекта собираются обеспечить присутствие сервиса в других ведущих социальных сетях.


- Почему на сайте Kroogi до сих пор стоит метка «бета»?

- Чтобы никто не ругался на баги. Мы активно работали над начинкой, не уделяя достаточно внимания внешнему виду ресурса. Буквально пару месяцев назад начали всерьез заниматься эргономикой. Сейчас сайт несколько лучше, чем он был вначале, и вы увидите значительные улучшения в течение ближайших 2-3 месяцев.

- Поясните, пожалуйста, в чем разница между сайтами «Кругов» в разных доменах.

- Разница между kroogi.ru и всеми остальными заключается лишь в том, что если вы заходите на этот сайт и не логинитесь, вы видите интерфейс на русском языке. А во всех остальных случаях включается английский язык, но его можно переключить вручную.

- Пользователи из России и из других стран, впервые попав на Kroogi, видят на главной странице разный контент?

- Да, при заходе на сайт из англоговорящей страны по умолчанию отображается англоязычный контент, но можно перейти к русскому, залогинившись и изменив настройки. Это мы сделали на ближайшее время – те же 2-3 месяца.

Сейчас мы активно работаем по привлечению на проект музыкантов из других стран, и наши промоутеры попросили нас сделать так, как есть сейчас, в качестве временной меры. Когда у нас появится больше англоязычной аудитории, мы просто выключим эту опцию. Российские музыканты и сейчас будут показываться в англоязычном интерфейсе, если пропишут информацию о себе не только на русском, но и на английском языке.

- Российскую музыку на «Кругах» представляют звезды первой величины – «Аквариум», Гришковец и другие. А получится ли обнаружить на ресурсе иностранных звезд подобного масштаба?

- На данный момент мы только начали контактировать с англоязычными музыкантами, и пока у нас не появилось звезд такого масштаба. Oни появятся. Мы начали активно развиваться в России, потому что у меня много друзей среди российских музыкантов, и я мог позвонить тому же Гребенщикову или Жене Федорову, и поинтересоваться, не хотели бы они поддержать наше начинание - и они захотели и поддержали. То есть у нас была возможность сократить свой путь и путь сотрудничающих с нами музыкантов к ушам и глазам широких масс.

- Каким же образом вы планируете привлекать западных артистов?

- Путем труда, молитв и кручения педалей вручную. А так же пользуясь поддержкой друзей, связанных с музыкальной индустрией США, Британии и Франции, появившихся за последние пару лет, которым очевидна перспективность «Кругов», польза, которая от «Кругов» происходит, красота и благородство проекта.

- У вас есть кому всем этим заниматься?

- Да. Мы наняли несколько человек, которые давно работают в американском шоу-бизнесе. У нас есть сотрудники, которые сидят на панелях премии Grammy. На самом деле, наша идея оказалась настолько мощной, что уже на начальных стадиях ее претворения в жизнь многие люди привлекаются намного легче, чем если бы мы занимались онлайн-торговлей пуговицами.

- В чем конкретно будет заключаться работа этих людей? Они должны будут предлагать музыкантам сотрудничество по действующей модели или выстраивать с ними коммерческие отношения?

- У нас не было и не планируется каких-либо коммерческих отношений с создателями контента в том смысле, что никто из них не сотрудничает с нами за деньги, которые бы мы им платили. B первую очередь, нужно рассказать артистам о том, что такой проект существует. Далее, часто у музыкантов недостаточно знаний об интернет-пространстве и еще меньше времени и внимания, чтобы со всем этим разбираться. Поэтому будет полезно наличие людей, которые просто расскажут своим знакомым музыкантам что к чему. Такая реклама из уст в уста. В случае с огромными проектами вроде MySpace, которые и так всегда на слуху, такие люди либо просто не нужны, либо выполняют другие функции.

- Кто работает на Kroogi в настоящее время?

- Несколько довольно известных голливудских специалистов. Например, Алекс Теори (Alex Theory) – кинопродюсер, который также записывает психоделический даб. Сейчас большую часть своего рабочего времени он проводит с нами, помогая нам выйти на американский рынок с западного побережья. Плюс несколько человек из его обоймы, с которыми он уже давно работает.

- В чем заключается ваш интерес по этому проекту и интерес ваших коллег? Если коммерческих отношений с музыкантами нет и не будет, наверное, вряд ли вы бы стали тратить столько времени и средств на дело, не приносящее дохода.

- Когда я начинал этот проект, для меня это не было самым эффективным способом зарабатывания денег. Это проект, начатый из любви и желания сделать что-то разумное, доброе, вечное. Когда он стал формироваться в головах нескольких разных людей, и мы начали понемногу понимать, что у нас вырисовывается, появилось ощущение, что у меня нет выбора – мне просто надо это сделать. Такой зов природы. При этом я понимаю, что когда проект раскрутится, у него будет очень хорошая возможность заработать.

- На чем?

- Когда сайт станет популярным, и у него будет много пользователей, трафика и транзакций, появится масса способов монетизировать все это. Мы развиваем все известные нам способы монетизации: различные виды рекламы, транзакционные проценты и многое другое. Мы стараемся делать так, чтобы это было, с одной стороны, ненавязчиво, а с другой – чтобы нам было на что жить.

- Но музыканты могут выкладывать музыку на свои сайты по той же схеме и не делиться с вами никакими процентами.

- Музыканты выкладывают свою музыку на iTunes и платят за это Apple 30% от продаж, хотя могли бы просто ставить ссылки на MP3 на своих ресурсах. Это происходит потому, что iTunes дает артистам больше слушателей и больше возможностей распространять свою музыку. Мы как агрегатор музыкального трафика тоже предоставляем такую возможность. Люди могут прийти за музыкой Queen, и потом выяснить, что есть еще и Muse. Они открывают для себя новых исполнителей и скачивают их музыку.

Музыканты в той или иной степени профессионально занимаются музыкой. Таким образом, в списки их жизненных дел не входит продвижение собственных сайтов или, по крайней мере, оно стоит не очень высоко в списке приоритетов. А для нас задача продвижения как «Кругов» в целом, так и отдельных страниц музыкантов – одна из первоочередных. Выкладывая свою музыку на «Кругах», музыкант де-факто пользуется услугами людей, которые день и ночь работают над тем, чтобы его музыка была более доступной в Интернете.

- Однако в одном из своих прошлых интервью вы говорили, что вам, по сути, неважно, где пользователи будут скачивать выложенный на «Кругах» альбом – у вас или не у вас.

- Речь шла о нашей бизнес-модели – «заплати сколько хочешь». О разделении процесса получения слушателем контента и его оплаты. В соответствии с нашей идеологией эти два процесса не связаны между собой. Человек может скачать контент у нас или где-то еще, а заплатить у нас в добровольном порядке.

- Почему, по-вашему, по такому пути не стала развиваться MySpace?

- Они начали не как музыкальный сайт, и только потом переориентировались на это направление. К тому моменту, когда они начали позиционироваться как музыкальный ресурс, они уже были достаточно большими, и у них уже сложились устоявшиеся отношения со звукозаписывающей индустрией. Видимо, они не захотели качать лодку, гнать волну и менять фэн-шуй в этих отношениях.

Несколько лет назад я работал в компании Snocap, которая сотрудничала с MySpace в тот момент, когда MySpace была на пике популярности. И я знаю, как организовывалась их работа – по крайней мере, на тот момент. Знаю, насколько трудно той махине, какую из себя тогда представляла MySpace, вносить изменения в работу. Модель, которую предлагаем мы, радикальна идеологически, MySpace в этом плане было сложно делать подобные шаги. Также у них были и чисто технические проблемы.

- Вы говорите о MySpace в прошедшем времени. Как думаете, с чем связано наступление не лучших времен для этой социальной сети?

- В первую очередь, с тем, о чем я только что говорил. Им немного не хватило гибкости и возможности подстраиваться под нужды потребителей. При этом денег у них много, и недавно сменилось руководство, так что, возможно, в скором времени они еще развернутся и зададут жару.

- Как вы планируете рекламировать «Круги» в среде слушателей, интернет-пользователей? Если запросить у поисковика MP3 Queen, в первую очередь, он предложит пройти не к вам, а к многочисленным пиратам.

- По мере развития сайта наши приемы будут меняться. Сейчас мы активно занимаемся честной частью SEO. Кроме того, мы привлекаем все больше и больше интересных создателей контента: чем больше на «Кругах» будет народу и движения, тем быстрее наши ссылки будут выплывать наверх.

- Как относитесь к идее стриминговых сервисов, дающих возможность прослушать музыку онлайн, но не скачать ее? «В Контакте», обладающий таким функционалом – это ваш конкурент или потенциальный партнер?

- «В Контакте» для нас скорее потенциальный партнер, чем конкурент. Хотя, в каждом конкуренте есть немного от потенциального партнера и наоборот. Насколько я знаю, «В Контакте» не делает отчислений правообладателям за стриминг, и пока они не попали ни в какую переделку из-за этого только потому, что с точки зрения мировой индустрии это нишевый сайт, работающий где-то далеко за океаном.

Компания Imeem, недавно так печально приобретенная MySpace, как раз попала в беду ровно из-за того же самого: они запустили стриминговый сервис, и звукозаписывающая индустрия начала с ними судиться.

- А как вы оцениваете перспективы бизнес-модели поисковиков, позволяющих пользователям прослушивать песни в режиме стриминга прямо в выдаче и делающих отчисления за такую возможность правообладателям?

- Я считаю это очень перспективным, правильным и нужным начинанием, потому что, судя по развитию отношений человека и Сети, носители уменьшаются в размерах, а скорость доставки контента увеличивается. Думаю, мы совсем не далеки от того момента, когда очень быстрый Интернет будет доступен везде, и хранить музыку на жестком диске станет совершенно необязательно. Модель купленной Apple компании Lala, позволяющая за определенную сумму в месяц слушать все что угодно, безусловно, будет развиваться.

- В том числе в рамках «Кругов»?

- Может быть. Мы об этом думали, но пока не всерьез. Наша основная идея – дать возможность слушателям добровольно поддержать талант. Это другая территория по сравнению с подпиской на сервис и передачей музыкантам денег за это. Но, в принципе, это одна из возможностей – для того, чтобы ее реализовать на сайте, нам нужно не особо много усилий. Предлагаемый поисковиками стриминг музыки – это то самое тонкое место, которое порвалось у Imeem. Они договаривались с правообладателями по схеме revenue share: Imeem считал все клики и прослушивания музыки и в соответствующих пропорциях делился частью своего дохода с лейблами. Это прекрасно работающая перспективная схема. Но в структуре сделок Imeem также предполагались минимальные платежи, то есть отчисления правообладателям в размере чуть ли не пол-цента за каждое нажатие «Play» на плеере сервиса. Это то, что их разорило – долг этой компании звукозаписывающей индустрии «накручивался» примерно на $30 млн в год, а зарабатывали они около $20 млн в год. Это проблема, которая была обусловлена исключительно юридической ситуацией – тем контрактом, который индустрия навязала Imeem.

В результате получилось так, что денег не получил никто. Imeem был продан за бесценок MySpace и закрыт, а индустрия не получила тех денег, на которые могла бы рассчитывать. Если правообладатели не будут требовать минимальных платежей, всем будет хорошо – и они будут получать деньги, и те, кто с ними сотрудничает.

- Вам интересны новые форматы цифровой музыки, предполагающие в дополнение к трекам фотографии, тексты, видео и другие данные об артистах, наподобие MusicDNA или того, что разрабатывает Apple с мейджорами?

- Мы на это смотрим, нам это интересно, и у нас в планах по-прежнему стоит внедрение такого формата, как FLAC. Будут ли новые форматы приняты слушателями – зависит не только от того, насколько они хорошие. Известна масса примеров, когда очевидно хорошие технологические новинки по неочевидным причинам не становятся популярными, а не самые блестящие с точки зрения технологий или продукта решения вдруг имеют бешеный успех.

Почему все это изобретается? У меня есть подозрение, что это происходит из-за того, что музыкальная индустрия не оставила мечты об идеальной DRM-защите. И новые форматы так или иначе разрабатываются с этой мечтой в голове. Я понимаю, что с позиции музыкального бизнеса идеальная DRM-защита, то есть технологический запрет на копирование, стала бы решением его проблем. Другое дело, что запретить копирование технически невозможно – то, что можно воспроизвести, всегда можно записать в MP3 и распространить дальше.

- Имеют ли шансы на успешное развитие сервисы онлайн-радио наподобие Last.fm и Pandora?

- Если Imeem или музыкальный проект «Яндекса» ориентированы скорее на удовлетворение потребностей слушателей в быстром поиске и прослушивании известных им композиций, то Pandora и Last.fm дают удобный способ открывать новую музыку. Лично я совершенно не против того, чтобы платить им доллара по три в месяц, чтобы у меня играло их онлайн-радио с музыкой, которая предположительно мне понравится.

- По-вашему, Pandora в обозримом будущем станет доступной российским пользователям?

- Связанные с авторскими правами юридические запреты на прослушивание пользователям из определенных стран – это очень грустно и неправильно. Российские слушатели платежеспособны и могли бы приносить доход музыкантам и посредникам. Это опять-таки вопрос несовершенства мировой легальной системы.

- На Last.fm часто можно прослушать часть альбома в режиме стриминга и скачать его полностью за деньги, кликнув по кнопке «Купить на Amazon». Внешне это может напомнить Kroogi. В чем преимущества вашей модели перед этой?

- Мы не считаем, что наша модель более правильная. Она просто другая. Мы не делаем акцент на покупке музыки или ее получении другим способом, а уделяем основное внимание поддержке талантов, монетизации популярности артистов и возможности пользователей поблагодарить их. То есть мы выполняем другую задачу.

- Вы бы хотели разместить кнопку «Кругов» на Last.fm?

- Еще как. Очень бы хотелось, чтобы там была кнопка с условным названием «дать денег артисту просто так, если он вам нравится».

- Что вам мешает это сделать?

- Нужно найти, с кем там договариваться, и убедить их, что всем от этого будет хорошо.

- Появятся ли кнопки «Кругов» в популярных у пользователей Рунета социальных сетях и на других ресурсах?

- Около месяца назад мы выпустили виджет – флэш-плеер с кнопкой «скачать и заплатить», который можно вставлять куда угодно, на любые сайты, которые позволяют это технически. И мы видим, что трафик на этих виджетах сейчас в десятки, если не в сотни раз больше, чем трафик на сайте. Эти виджеты активно распространяются в российском сегменте ЖЖ, на сайтах музыкантов, в личных блогах.

- В прошлом году вы говорили, что из пользователей, скачивающих музыку на «Кругах», платит примерно каждый пятый. С тех пор ситуация изменилась?

- Не изменилась, но теперь я знаю об этом гораздо больше. Сумма среднего платежа по «Кругам» постоянно меняется и имеет довольно мало смысла. Об этом стоит говорить в отношении каждой конкретной группы. Если взять «Аквариум», у них платит каждый третий – в среднем, $2,5-3. А у групп, целевую аудиторию которых составляет молодежь, с более низкой платежеспособностью, платит каждый двадцатый, а средний платеж составляет порядка 30 центов.

Если на «Кругах» появляется альбом музыкантов уровня «Аквариума» или «Колибри», средний платеж по сайту начинает расти, а если выходит что-то новое от музыкантов, делящих аудиторию с Lady Gaga, то этот показатель падает.

- Каков максимальный платеж на данный момент?

- Около $1000. Я так понимаю, что таким образом пользователь отблагодарил музыкантов не за конкретный альбом, а за то кумулятивное удовольствие, которое они ему доставляли с детства. Эти деньги пришли от совершенно не известного человека – мы даже написали ему e-mail, в котором спросили, не ошибся ли он. Он сказал: «Нет, не ошибся».

- Меняются ли у россиян предпочтения по способам оплаты? Доля SMS-платежей не уменьшается?

- Да, немного подросла доля кредитных карт, а WebMoney остаются на том же уровне – у них какие-то единицы процентов. Скоро мы подключим «Яндекс.Деньги». Порядка 85% платежей из России приходят по SMS, за ними идут WebMoney.

- Какая часть перечисленных слушателем через SMS денег в итоге попадает артисту?

- Мы берем себе 15%, и около 50% достается оператору. Артисту – оставшиеся 35%. Я надеюсь, что ситуация с огромными комиссиями операторов скоро изменится. Причем она сейчас такая не только у нас, а по всему миру. В США комиссия не намного меньше – не 50%, а около 35-40%. Операторы говорят, что были бы рады снизить свои требования, но для этого нужно, чтобы было много транзакций. Пока же они не считают это частью своего основного бизнеса.

- Как вы относитесь к безвозмездному распространению чужого контента пользователями?

- Если вы сделали что-то, за что хотите получить деньги, и вы это продали, а люди, купив это у вас, начинают распространять это бесплатно, вам будет обидно. К такому «пиратству» я отношусь отрицательно. У автора отнимают возможность заработать деньги за то, на что он потратил свое время и силы, причем часто это деньги не на «Роллс-Ройс», а на омлет – чтобы продолжать делать то, что он делает. Бесплатно, например, в торрент-сетях, можно найти многое из того, чего нет на платных сайтах. «Круги» - это возможность не участвовать в воровстве.

- Недавно появились известия о том, что в чем-то похожий на Kroogi проект Jamendo, помогающий музыкантам распространять музыку на разных условиях по лицензиям Creative Commons, испытывает проблемы и ищет покупателя. В чем была их ошибка, и застрахованы ли от нее «Круги»?

- Очень часто бывает, что нет причинно-следственной связи между крахом какого-либо проекта и конкретными ошибками его менеджмента. Возможно, управленцы Jamendo столкнулись с какими-то форс-мажорными обстоятельствами. Проект изначально был сфокусирован на лицензии Creative Commons, оградив себя от множества артистов, которые не хотят распространять свою музыку на прописанных в них условиях. Надеюсь, они выживут, потому что сервис хороший.

- Вы сейчас следите за Napster? Как оцениваете его работу?

- Очень давно не следил. Сейчас это совершенно другая компания по сравнению с той, в которой работал я. У нее сменились владельцы, и нет никакой преемственности ни в идее, ни в людях, ни в технологиях – только имя. Я знаю, что компания существует, знаю, что лет пять назад у нее были трудности, знаю, что у ее нынешних владельцев очень много денег. Napster будет существовать столько, сколько они захотят, вне зависимости от того, станет ли проект финансово успешным или нет. За несколько месяцев до закрытия того Napster, в котором работал я, президент компании сказал пророческую фразу о том, что у нашего котенка (имеется в виду изображение на логотипе) девять жизней. Пока он где-то на третьей.

Автор благодарит Михаила Хохлова и Николая Дваса за помощь в организации интервью.


Текст: Ольга Скуснова. 11.05.2010

    Недавний экономический кризис ни у кого не оставил сомнений, что бархатная революция в музыкальной индустрии, о которой так долго рассуждали в продвинутых Интернет-кругах, — факт жизни, а не умозрительное рассуждение. На смену существующей бизнес-модели, где процессом извлечения прибыли из музыкальных альбомов ведает звукозаписывающий лейбл, приходит новый формат. Более гуманный и оттого находящий отклик в сердцах людей.


  • Личное дело

 kto-to, идеолог Kroogi.ru

В 1989 окончил Московский энергетический институт. Работал в Курчатовском институте, а также занимался научной и музыкальной журналистикой. Переехал в США в 1991 году. В его послужном списке должности инженера-робототехника, IT-консультанта, разработчика ПО. В 2000 году стал одним из директоров крупнейшей сети Napster, позволяющей бесплатно обмениваться музыкой, предшественника нынешних торрентов. После закрытия Napster из-за судебных процессов, выигранных музыкальными лейблами, с группой единомышленников создал в 2008 году интернет-систему добровольных пожертвований Kroogi.ru, под знамена которой встали уже порядка 40 тысяч музыкантов, фотографов, писателей и других свободных художников.

Идея его проста: если где-то на просторах Интернета вы, наконец, услышали «свои песни о главном», просто поблагодарите за них музыкантов как сможете — любой суммой, которая завалялась в вашем электронном кошельке. Впрочем, платить за скачивание необязательно. Альбомы звезд и новичков в интернет-проекте Kroogi.ru, который стал флагманом грядущих перемен в России, размещаются абсолютно бесплатно и доступны всем желающим. Так что можно просто качать и слушать. Впрочем, сознательные поклонники все больше благодарят своих талантов. Справедливости ради заметим, бескровным демонтажом существующей системы сейчас занимаются многие зарубежные и отечественные веб-ресурсы, предлагая самые различные схемы. Однако за гуманную починку сломавшейся музыкальной индустрии, которую полностью развалили пираты, взялись именно Kroogi.ru. По мнению Мирослава Сарбаева, руководителя этого проекта, модель добровольных пожертвований сделает пиратство абсолютно бессмысленным, да и саму интернет-площадку, музыкантов и даже те самые лейблы не оставит без куска хлеба. Подробнее о «переселении» музыкальной индустрии в Сеть, гибели физических носителей и новой форме отношений творцов и публики — в интервью с Мирославом.

  • «Сломалась индустрия, надо бы починить»


Мы запустили Kroogi.ru 11.11.2008 в 11 часов 11 минут 11 секунд. Получается, что нам чуть больше года. Я вроде как основатель, но такое ощущение, что проект сам себя основал и я ему чуть-чуть помогаю, как бабка-повитуха. Первые идеи подобного рода возникли и обсуждались еще в бункере компании Napster под канонады судебных обстрелов. Вокруг рвались гранаты, в вентеляционные отдушины ломились юристы, а мы говорили о том, что сломалась индустрия, надо бы починить. За год до того, как мы запустили этот сервис, мы начали думать про это серьезно и постепенно выносили и родили идею.

  • «Очевидных конкурентов у нас нет»


Мы и социальная сеть для музыкантов и поклонников, и музыкальная площадка, и инкубатор для новичков, и музыкальный дистрибутор. Как только группа выкладывает свой новый альбом на нашем сайте, у него появляется виджет, который люди могут передавать друг другу. Этот виджет тут же перекочевывает и на Facebook. В общем, это новая разновидность музыкальной дистрибуции. У нас, конечно, есть зарубежные аналоги. Но социальный компонент у них послабее. Они дают интернет-пользователям возможность стать инвесторами — вложиться в группу, чтобы потом что-то получить с этого. Kroogi, осмысляя эту идею, решили, что это слишком сложно. Люди, которые дают 20 долларов музыкантам, как правило, не считают себя инвесторами и не собираются получать с этого барыши. Им важно отблагодарить, просто подарить денег. Мы пытаемся решить вопрос оплаты труда создателя таким образом, чтобы это не было привязано к акту приобретения, а скорее было сопряжено с народной любовью, популярностью и совестью.

  • «Из России с любовью»


Мы начали свой проект из России, поскольку я знаком со многими отечественными музыкантами и у меня была возможность поднять трубку и пригласить, например, Бориса Гребенщикова к участию в проекте. Однако изначально Kroogi задумывались как проект, не имеющий границ. И в этом году мы начали выходить на международный рынок. Сейчас на сайте зарегистрировано около 40 тысяч человек, в основном это создатели контента. До недавнего времени мы не требовали регистрации посетителей для скачивания музыки. Однако теперь для бесплатного скачивания музыки нужна регистрация. Это необходимо, потому что мы хотим работать на свою публику, предсказывать ее потребности. Так им будет легче составлять представление о вкусах и трендах собственной аудитории. Со своей стороны мы делаем регистрацию максимально быстрой. Сейчас посещаемость Kroogi — около 20 тысяч человек в день. Однако она возрастает в тот момент, когда какая-нибудь известная группа выпускает что-то новое. К слову, часто это неожиданность для нас, поскольку музыканты сами хозяйничают на своих страничках. И могут выкладывать не только аудио, но и видео.

  • «Пожать руку БГ»


На выходе мы хотим получить этакий интернет-телевизор, который включаешь — и тебе интересно. Если «ВКонтакте» и Facebook — это своего рода телефоны, то есть ты «поднимаешь трубку и звонишь друзьям», то Kroogi — это прибор, наподобие телевизора, который можно смотреть. Правда, в отличие от ТВ ты можешь взаимодействовать с контентом, а также общаться с музыкантами. Вот, например, Борис Гребенщиков довольно часто появляется у нас, если не медитирует где-нибудь в Индии или Китае. Был случай, когда какая-то маленькая группа из сибирского или уральского городка написала песню-обращение к нему из серии «Дорогой Борис Борисович!». БГ зашел на их страничку, написал пару комментов к песне. В итоге у них завязалась переписка.

  • «Самое большое пожертвование — около 1000 долларов»


Как часто платят посетители сайта? Это сильно зависит от исполнителя. Если раньше цифра каждый пятый была для нас «средней температурой по больнице», то теперь мы поняли, что плясать надо от музыкантов. У «Аквариума» это, например, каждый третий, а у «Колибри» — каждый пятый. У каких-то групп, где средний возраст аудитории — 15–16 лет, платит каждый 10‑й или 20‑й. И понятно, почему. Аудитория «Аквариума» — это взрослые люди, которые привыкли платить за то, что получают. Средняя оплата за альбом — 2–3 доллара. Однако самое большое пожертвование музыкальному коллективу составило около 1000 долларов. Было не раз и не два по нескольку сотен долларов. Видимо, этим людям спели их «главные песни», и они искали возможность сказать спасибо. Благодаря нам у них такая возможность появилась.

  • «Диагностика кармы»


Народные спонсоры будут получать привилегии в нашей системе. Мы уже запустили модуль, который пока не виден в интерфейсе. Между собой мы называем его Karma Points. Это очки, которые люди получают за участие в системе, благотворительно сказывающееся на атмосфере сообщества. И людям, которые набрали наибольшее количество таких очков, мы будем стараться делать хорошо. Как именно — пока точно сказать не могу. К слову, я сам стараюсь жить в соответствии с «круговой» идеологией. Если не нахожу на сайте музыканта, то ищу в iTunes и прочих местах. Если нет и там, то приходится брать у пиратов. Впрочем, это только говорит о том, что музыкант не озаботился сетевым распространением и не сделал так, чтобы мне было удобно его отблагодарить.

  • «Пираты выкинут белый флаг»


Мы уже включились в борьбу с пиратами, но окольным путем, не беря бейсбольную биту и паяльную лампу, а предоставляя людям возможность не воровать контент. Побороть пиратство можно, только создав очевидно более привлекательную модель. Если мы все правильно рассчитали, то пиратство просто станет бессмысленным или сделается частью справедливой модели и перестанет быть таковым.

  • «Все ругают лейблы, а зря…»


Ругают за то, что к концу XX века появилось довольно много кабальных контрактов, особенно между звездами и крупными звукозаписывающими компаниями. В какой-то момент они начали жадничать. И то, что потом произошло, можно назвать естественной коррекцией рынка. При этом у лейблов есть очень правильная функция, которую им нужно продолжать выполнять. Это повышение профессионализма в индустрии. Лейбл — это место, куда создатель контента может прийти со своим необработанным алмазом и превратить его в бриллиант. И это самая перспективная ниша, которую могут занять лейблы в будущем.

  • «Kroogi на iPhone»


Мне приятно сообщить, что в скором времени владельцы iPhone смогут принимать участие в жизни «Кругов» прямо со своих телефонов. Мы выпустили пилот мобильной версии нашего проекта с новым альбомом «Аквариума», который можно бесплатно скачать в AppStore. «Аквариум Круги» позволяет в режиме онлайн, напрямую с сайта (внимание, трафик! — Прим. ред.), прослушать новый альбом группы — «Пушкинская, 10», где тот лежит в свободном доступе, а также посмотреть видео, тексты песен и, конечно, отблагодарить музыкантов. В общем, это такой пробный шар. Однако мы планируем активно развиваться в этом направлении. Нам бы хотелось покрыть максимально широкий спектр мобильных устройств, чтобы создателям контента было удобно добратьcя с нашей помощью до публики.

  • «СD вымрут через пару лет»


Скоро музыкальная индустрия переселится в Интернет и физические носители старого образца вроде CD отомрут. Впрочем, наверное, останутся магазины коллекционных CD и винила. Уже сейчас количество магазинов, продающих диски, серьезно сократилось. Так что все случится в ближайшие пару лет. Поспособствуют гибели не только новые схемы распространения контента вроде нашей, но и торренты. К слову, их разработчики сейчас очень плотно работают над стриминговыми протоколами. Соответственно, то, что мы увидим в ближайшем будущем, — это возможность не грузить, а напрямую слушать и смотреть контент по торренту.

26.06.10
 kto-to: Идея "Кругов" пришла во сне.


    Kroogi - это Интерет-сообщество, для музыкантов, художников, писателей, видеографов, фотографов а также для граждан и организаций, которые хотят представить свои работы миру.

    С Мирославом Сарбаевым, президентом компании Kroogi, мы договорились вести беседу «лицом к лицу», что в наше высокотехнологичное время означает по Скайпу. В назначенное время я надел наушники, запустил программу на компьютере и «позвонил» Мирославу. Так с наушниками и микрофоном и прошла наша беседа.


- Мирослав, меня всегда интересовало то, как «дети СССР», приехав в Америку, смогли достигнуть здесь успеха. Что для этого необходимо: специальные знания, характер, образование? Ведь ты по образованию энергетик?

- Я – инженер, физик - атомщик. Окончил институт в 90-м году. Мне,правда, каждый год хотелось бросить учебу. Бросить потому что (подбирает слова) тогда я был молод, для меня это имело значение - я разуверился в науке. Когда я поступал в институт, то считал, что наука – физика - делает все понятным. Позже, когда я стал изучать атомную физику, то поразился на каком огромном наборе мутных предположений выстроена эта наука, и насколько, если одно только предположение поменять, там все меняется с ног на голову. В тот момент это для меня послужило причиной для разочарования. Через три года после окончания института я бы не стал даже разочаровываться, но в тинейджерские годы это для меня было шоком. И я постоянно пытался забросить учебу, и каждый год уходил - то в хиппи, то в музыкальную журналистику, то еще куда-то. Но все-таки закончил учебу достаточно неплохо с академической точки зрения. И сразу после института пошел работать в .... журналистику, продолжая очередное институтское увлечение.

В журналистике я поработал наверное год, и тут началась волна приватизации. На этой волне вместе с сотрудниками мы приватизировали информационное агенство ИМА-Пресс (подразделение Агенста Печати Новости), и я отправился в Америку открывать представительство этого агенства. То есть – в командировку. Пока оглядывался, в России случился путч, потом в агенстве поменялось руководство, и в конце-концов стало понятно, что меня обратно уже никто не ждет.И одновременно с этим мне предложили работу в Америке. Я это предложение принял. К тому времени я уже начал входить во вкус не то что бы Американской жизни, а такого задорного проекта: состояться в совершенно новой стране, в которую приехал со ста долларами в кармане.

- Первый стартап в Америке - "Состояться"?

- Да, именно так, это было на уровне такого приключения для меня. И это было удачное приключение, которое, как мне тогда казалось, потребовало гораздо больше сил, чем хотелось потратить. Но как выясняется, любое начинание требует больше усилий, чем планируешь....

“В январе 1999 года Шон Фэннинг по прозвищу Напстер, восемнадцатилетний студент первого курса одного из американских вузов, пишет программу для своих друзей, чтобы они могли обмениваться музыкальными файлами по сети. Тогда, наверное, он даже не предполагал, какой прорыв совершает в компьютерных технологиях.”

- Следующий крупный шаг - это Napster? Как ты туда попал и что с ним случилось на самом деле?

- В то время у меня была маленькая компания, которая занималась консалтингом по серверным технологиям, технологиям бизнес процессов, связанных с компьютерными технологиями, и базам данных. Однажды у нас появился никому неизвестный клиент "Napster" - мы писали им какой-то back-end. И вдруг я обратил внимание, что таблица их пользователей растет на миллион записей в день. Это все происходило очень быстро , как раз тот самый взрывной рост, о котором так мечтают интернетные предприниматели, он произошел практически на наших глазах. И вдруг Napster в этот самый момент предлагает мне со всей компанией влиться в них как отдел. Мы посовещались с коллегами, и из пяти человек, которые там работали, четверо согласились. Мы прикрыли основную консалтинговую контору и получили некоторое количество акций за это. То есть Napster купил нас за акции, а не за деньги, что потом оказалось не очень, скажем, удачным ходом ... В тот момент, зная что у Napster-a около 40 миллионов пользователей, и каждый день их количество растет на миллион, мы думали, что еще один год, и мы будем в полном шоколаде...

Вот так вот произошло слияние с Napster-ом, так произошло мое личное воссоединение с музыкальной темой. До этого я в Америке работал в инженерных и IT-ых компаниях.Это был мой 9-ый год проживания в Америке.История о том, что произошло с Napster-ом довольно долгая. Napster действовал на, так сказать, unchartedterritory. Он был первым, и мировая музыкальная индустрия не знала, что с этим делать. С одной стороны все закричали: "Воры, воры, держи вора". С другой стороны Napster выдвигал контраргумент: «Мы - тот самый магазин, который продает кухонные ножи. А будете вы им резать лучок или старуху процентщицу, это уже не наша ответственность».

Этим аргументом они заставили надолго задуматься суд. И суд в конце-концов не «закрыл» Napster. Нет, суд сказал приостановите все на время. Что собственно и произошло. И дальше Napster год или даже чуть дольше очень напряженно работал, что бы решить проблему право-обладания. И, вообщем-то решение уже было, оно было близко к завершению. Но в конце-концов компания Roxio, которая приобрела остатки Napster, решила, что легче купить еще одну компанию PressPlay и запустить ее под брэндом Napster-а. То есть нынешний Napster - это сервис компании PressPlay, запущенный под “вывеской” Napster. А так, внутри Naspter было очень напряженно, интересно и весело. Плюс мне удалось познакомиться со многими интересными людьми. Не только с теми, кто потом стал цветом Силиконовой Долины, известными предпринимателями и инвесторами, но и со многими музыкантами.

- Веселое было время?

- Время было не то чтобы веселое - это был дикий стресс.У нас работала женщина, специалист по кризисному PR (связи с общественностью), которая до Napster работала в команде у Клинтона, как раз во время Моники Левински...

- То есть у нее был большой опыт стресс-ситуаций.

- Да, и она была руководителем PR команды президента Клинтона. Ее специально приняли на работу, чтобы иметь дело с кризисной ситуацией, создавшейся в Напстере... Напстер «освоил» 96 миллионов. На эти деньги можно было нанимать людей, типа руководителей PR Клинтона . Эта женщина говорила, что внутри Napster-а уровень стресса постоянно был таким же высоким, каким он бывал в команде Клинтона только в пиковые ситуации...

- Что бы закончить тему Napster - что случилось с людьми, которые Napster придумали? Они пошли тем же путем или начали совсем другой бизнес? Или вообще решили отдохнуть?

- Шон Фэннинг - основной человек , который это придумал, он не получил ни копейки с Naspter. Napster сам по себе заработал порядка 300 000 долларов ... и заработал он их продажей маек с логотипом компании. Шон не сделал никаких денег, но при этом он сделал себе совершенно грандиозное имя. Например, у него был несколько лет контракт с компанией Universal, которая выплачивала ему зарплату только за то, что Шон никому не давал право на экранизацию истории Napster-а. Это дало ему некоторый люфт для маневра. И он довольно быстро, буквально сразу, начал следующий бизнес.

Он открыл компанию Snocap, которая занималась решением проблемы Napster. Snocap - это была онлайновая база данных правообладателей на музыку. Snocap тоже не состоялся, он был продан за маленькие деньги, покупателем была компания iMeem, это была такая социальная сеть... Которая была достаточно успешной социальной сетью вокруг музыки, типа MySpace, типа Kroogi. Их главная фишка была в том что в ней можно было найти любую музыку даже лицензионную и в виде плейера ставить куда угодно. Эту компанию основал другой бывший Напстеровский человек которого зовут Ян Янек. Компания iMeem хорошо разрослалась. На момент ее покупки MySpace в ней было больше 20 млн пользователей Ну да, возвращаясь к Фэннингу...

После Snocap он ... Он ушел оттуда еще до того как Snocap был куплен за бесценок, т.е. никаких денег из этого не произошло, и основал еще одну компанию которая называлась Rupture. Это была социальная сеть для игроков в WorldofWarctaft. Вот ее он продал и на ней он сделал деньги. Это произошло года четыре назад. Покупатель - компания ElectronicArts, разработчик игр. Причем продал он ее за 30 миллионов, при том что у него было всего 9 тысяч пользователей на момент продажи и к нему присоединялись всего по 3 человека в день на тот момент. Для сравнения: на данный момент у Кругов порядка 50 тысяч пol-zovatelej и мы растем на сотню в день Но там сыграла роль то, что ElectronicArts очень хотели заполучить себе Шона Фэннинга, и они были готовы за это отваливать 30 миллионов. И он наконец-то расправил плечи. На протяжении 8 лет все к нему относились как к успешному предпринимателю, при этом его финансы пели романсы. И я очень рад что наконец “награда нашла героя”.

- История закончилась хорошо

- А другие люди, тот же самый Ян Янек который основал компанию iMeem... IMeem тоже пала жертвой музыкальной индустрии Уже немножко по-другому Там не было скандала. Просто музыкальная индустрия, угрожая судом, склонила компанию к очень невыгодному контракту. iMeem еле-еле дышала после этого. В результате ее купила MySpace за всего миллион долларов, при том что там одних пользователей было двадцать миллионов. Если бы ситуация была другая, то компанию можно было продать миллионов за 20...

- Когда тебе пришла идея “Кругов”?

- Идея “Кругов” пришла во сне.

- Как и полагается....

- Да... Идея “Кругов” просто ворвалась в голову, причем она пришла в голову мне и еще нескольким людям одновременно. Мы собрались, посмотрели друг на друга и поняли, что мы принесли одну одну и ту же идею, и ее надо воплощать.

- В какой момент это произошло - сразу после Napster-a или параллельно с ним?

- Мы начали думать о чем-то таком более-менее сразу после Napster. Еще во время работы в Snocap, я предлагал добавить к базе данных код, который бы дал возможность людям инвестировать в музыку. Из толпы. И эта идея, кстати, пришла в голову не только мне, потому что позже появились три или четыре компании, которые занимаются именно этим. Они дают возможность интернет-пользователям совершить инвестицию в музыкальный коллектив. Но в какой-то момент меня осенило, что не надо делать эту сложную конструкцию, потому что те деньги, которые люди “вкладывают” в музыкальный коллектив, это в среднем 10- 20 долларов. Это все равно не инвестиция. Нужно дать людям возможность безвозмездно дарить деньги музыкантам, художникам, авторам.

- То есть без всякой идеологической надстройки?

- Скорее без всякой финансовой надстройки. А идеологическая надстройка там есть еще какая, даже не идеологическая а моральная, этическая!

- Идея появилась и что произошло дальше?

- Мы начали о ней разговаривать , обсуждать с партнерами. Нас было три партнера. Они до сих пор часть компании. Это небезызвестная тебе Ольга Береговая, и Саша Лернер. Саша - друг детства, в то время он написал программу DrawHere, которая позволяла одновременно нескольким пользователям разрисовывать объекты on-line. И вот этот сервис был куплен компанией DeviantArt , а DeviantArt - это целевая социальная сеть для людей которые производят графику. Саша Лернер стал в компании главным инженером. Нам повезло, что у нас в самом начале был опытный человек, который строил большие социальные сети. Мы стали вырисовывать идею мелом на доске. “Кругам” пригодилось мое знание музыкальной индустрии и старые связи, Сашино знание технологии, и Ольгины связи в русском роке. У меня были контакты с “Аквариумом”, что оказалось очень полезным для “Кругов”.

- Насколько я помню группа “Аквариум” стала достаточно активно выставлять свои альбомы на “Kroogi”, и народ на это подсел.

- Да, для “Аквариума” это была такая идеологическая акция, потому что идея “Кругов” была очень созвучна и продолжает быть созвучной отношению Бориса Борисовича к музыке в принципе. Я поделился с ним идеей сервиса и Гребенщиков сказал мне, что в Индии браминам-музыкантам не позволялось брать деньги за их выступления, а позволялось только брать подношения от почтеннейшей публики. И то что делают “Круги” - это сервис, который нужен браминам-музыкантам. После этого он мне почти каждый месяц звонил и спрашивал: Мирослав, что я еще могу сделать?

- Так сказать “о пользе индийской философии в современной музыке”. Значит вы собрались, обсудили, написали код, запустили сервис. Расскажи, пожалуйста, как сделать так, что бы о “Кругах”, узнало как можно больше музыкантов и, соответственно, пользователей. Ведь проект нужно как следует “раскрутить”, а на это обычно тратиться достаточно много денег.

- Знаешь, эта махина только сейчас начинает раскручиваться. Наше изначальное предположение, что “Круговая” идея должна быть хорошо принята музыкантами любого ранга - оправдывается. Мы можем рассчитывать на то, что музыканты приведут в “Круги” свою публику. И у музыкантов есть интерес в том, что бы это делать. Интерес с одной стороны финансовый, а с другой - гуманитарный . Единственное что не совсем хорошо сработало, это то что далеко не все музыканты являются сетевыми людьми. Для нас идеальный партнер - это известный музыкант с большой толпой почитателей, который при этом еще любит подолгу сидеть на Интернете. Последний компонент далеко не у всех присутствует.

- Это мы сейчас говорим о российских музыкантах или вообще?

- О всех. Музыкант - он музыку пишет, а так что бы был музыкант, да еще и Интернетный “маньяк”, таких не так много. Но при всем при том наш способ раскрутки отчасти сработал, потому что он экономически недорогой, и дает довольно неплохой приток посетителей.

- Если я понял правильно, сначала проект был запущен в Русскоязычной части Интернета, а западная часть только стартует.

- Совершенно верно. То что мы сейчас делаем - мы начинаем работать с музыкантами, которые стоят двумя ногами на разных континентах, например ТаТу, или Ирина Михайлова. Не знаю, слышал ли ты это имя, может быть и нет. Я его не слышал до некоторого времени. Это вокалистка, которая пела в очень многих электронных проектах по всей Европе и немножко в Америке. Если ты слышал группу Shpongle, то пела в одном из их проектов. Она еще пела в StarSoundsOrchestra и других коллективах. Eё хорошо знают на Западе, а русскоязычная публика ее почти совсем не знает.Для нас это такой мостик, по которому мы организовываем двустороннее движение. Мы даем ей возможность “воссоединиться” с русскоязычной аудиторией, а она дает нам возможность выйти на её публику по всему миру.

- Я популярный музыкант, мои диски выходят под известной маркой. С другой стороны, меня приглашают разместить песни на “Кругах”. Нет ли здесь конфликта интересов, который может помешать развитию "Кругов"?

- Во-первых, "Круги" не владеют правами на выложенный материал. Соответственно если компания владеет песней, и музыкант договаривается с ней о том, что песня появится на “Кругах”, то права никак не нарушаются. Во-вторых, мы даем возможность музыкантам назначать минимальную плату для того что бы скачать материал. Что некоторым образом противоречит нашей модели, но эту возможность мы открыли для тех музыкантов, которые хотят выкладывать то, что где-то еще лежит за деньги. То есть они не хотят конкурировать сами с собой. Если, например, мой альбом продается на iTunes по 9.99, то мне странно и боязно выкладывать его на “Круги” бесплатно. Для этого мы открыли новый модуль. И третий аргумент, который срабатывает всегда - это ввести в Google название CD, а потом слово "torrent" ( torrent - сетевой протокол для кооперативного обмена файлами через Интернет, используемый для “пиратского” скачивания фильмов, музыки, графики - от ред.)

- Это срабатывает всегда. Если взять музыкальную вертикаль, то существуют школьные команды, локальные звезды и мега звезды. "Круги" наверное больше интересуют больше первая и вторая группы - у них же лояльные поклонники....

- Самое интересное, что и те и другие, и третьи ... мы начинаем с больших имен просто потому что большие имена приводят много людей. С точки зрения развития проекту на первом этапе было интересно приводить не 10 тысяч коллективов, а 5 - которые приведут такое же количество человек. Но при этом сервис строить в том числе и для 10 тысяч маленьких...

- Сколько хочется видеть пользователей на Кругах, что бы почувствовать себя счастливым человеком: сто тысяч, двести тысяч, миллион? Каковы цели на ближайший год?

- В близжайший год... я бы хотел... (задумался). Я бы сказал миллиона полтора-два. Мы стремимся к тому, что бы нами уже через недолгое время пользовались несколько десятков миллионов человек. Вот это будет то, что надо!

- На "Кругах" можно выложить не только музыку, но и видео. Какие новые возможности будут развиваться на “Кругах”?

- Дело в том, что "Круги" только начались с музыки, но в принципе мы себя считаем контентным проектом, а не музыкальным, музыка это только один из жанров. Та же самая проблема пиратства стала актуальной и для создателей кино- и видео - продукции. Более того, если у независимых музыкантов есть возможность загрузить музыку на сайты компаний, например CdBaby, сделать из этого диск и попытаться продать, то у, скажем, кинодокументалистов, нет таких возможностей. И кроме того, любой материал, который может распространяться через сеть , любые создатели этого материала - это наши клиенты. Художники и графики, которые делают электронные образы, фотографы - это все наши потенциальные пользователи. Мы работаем над тем, что бы дать им ту же возможность, которую мы даем музыкантам. Вполне возможно это будут немножко другие финансовые модели.

- Давай придумаем нечто в виде слогана - "Круги это хорошо, потому что ..."

- Это инфраструктура для благородных взаимоотношений между людьми.

- Что "Кругам" нужно сейчас больше всего?

- Как можно больше пользователей

- Когда мы услышим большие новости о "Кругах"?

- В августе или сентябре..

- Удачи, и спасибо за беседу!
Аналитическая программа «Рунетология»
гость программы  kto-to

***
Russian publications about Kroogi as of Sep, 15 2009 (in a single zip file)
Kroogi форум has full rights to digitally distribute this content
Posted by Kroogi форум on 15 September 2009
Tags: s-kuryokhin, курехин, аквариум, kroogi, тексты, музыка, lyapis, bg, aquarium-intl, aquarium, press
Comments