НовостиИнтервьюТекстыФотоМузыка
Flëur выпустит всю дискографию на виниле - Kroogi форум Flëur выпустит всю дискографию на виниле

Kroogi форум — Flëur выпустит всю дискографию на виниле

Сегодня украинская группа Flëur объявила старт новой акции краудфандинга с целью издания всей дискографии группы на виниле, и эта новость стала для нас поводом для обстоятельной беседы с участниками коллектива. Судите сами: во-первых, Flëur уже проводили подобную акцию в прошлом году и имеют опыт, которым могут поделиться, во-вторых… вы не ослышались – целью как прошлогодней акции, так и новой, является выпуск именно виниловых пластинок, так что нам трудно было удержаться от вопроса о причине привязанности к такому старомодному, казалось бы, носителю.
При этом Flëur – коллектив, оригинальный далеко не только подобной привязанностью. У этой удивительной группы, образованной в 2000 году, до сих пор практически нет аналогов не только на постсоветском пространстве, но и на мировой сцене. Так что наш разговор неизбежно вышел за рамки обсуждения темы финансирования музыкальных проектов, тем более что в нём приняли участие не только директор группы Владислав Мицовский, арт-директор Flëur и один из руководителей лейбла Cardiowave Дмитрий Веков, но и обе вокалистки – Ольга Пулатова и Елена Войнаровская.

- В прошлом феврале вы провели акцию краудфандинга, которая завершилась с блестящим результатом: на альбом «Пробуждение» было собрано 134% от требуемых средств. У вас теперь наверняка есть представление о том, как правильно проводить такие акции. Если бы вас попросили назвать три главных рецепта успешной акции краудфандинга (или КПД - «Кредит Порога Доверия»), то ими были бы...

- Первое – это рациональный подход к идее запуска акции. Нужно хорошо обдумать перспективы: на какую поддержку слушателей вы реально можете рассчитывать; что им интересно, что вы можете им предложить, чтобы привлечь к участию; как и в какие сроки выставленные вами токены будут произведены; как вы будете выполнять взятые на себя обязательства – во всех нюансах, вплоть до упаковки пересылаемых токенов. Ведь ваша задача – оправдать оказанное вам доверие!
Второе – помните, что слушатели теперь будут не только аудиторией, но и соучастниками вашего творческого процесса. Не забывайте делиться с ними вашими новостями и эмоциями, переживаниями и успехами. Ваша открытость – ответ их доверию.
И, наконец, не забывайте, что «краудфандинг» – это не заём денег в счет будущего товара и даже не поиск инвестиций. Это естественное, нормальное, повседневное общение с окружающими вас людьми на почве взаимной любви к предмету вашей деятельности, и подобные отношения вам нужно будет выстраивать и, в идеале, поддерживать и в дальнейшем. Другого пути при современной ситуации просто нет.
Что нас и радует...

- Как вы считаете, допустили ли вы в ходе той акции ошибки?

Назвать это ошибками будет преувеличением, но некоторые выводы по итогам той акции мы действительно сделали. В основном, они касаются техники проведения такой акции.
Во-первых, теперь мы постараемся организовать печать пластинок, которые являются сейчас главным токеном, в более сжатые сроки. Так, чтобы участники акции, финиширующей в апреле, могли получить их уже в мае – вместе с остальными токенами, а не на 3-4 месяца позже, как это вышло год назад.
Во-вторых, в этот раз мы заранее закладываем стоимость пересылки в цены токенов, и нашим участникам не придется платить дважды: сначала за сами токены, а потом ещё и за доставку – это было неудобно и для участников, и для нас. И, в-третьих, сейчас уже при старте акции слушатели видят все токены, которые мы предлагаем – в частности, несколько новых фирменных футболок к альбому «Эйфория».
А дизайн альбома «Пробуждение» и сопутствующей продукции был готов лишь спустя два месяца после старта акции, что вряд ли сыграло нам на руку.
Ну и ещё одна вещь, к которой мы будем стремиться – более отлаженная и оперативная работа, как в отношении коммуникаций с участниками акции, так и в плане изготовления и доставки токенов участникам.

- Теперь самый очевидный вопрос: почему винил в цифровую эпоху? Одна пластинка – это, несомненно, оригинально, но переиздание всей дискографии звучит уже как вызов времени…

– Многие из нас выросли, в том числе, на виниле, и мы рады, что его эпоха возвращается. Но это не главное.
Когда запись альбома закончена, конечно, хочется что-нибудь «взять в руки», какой-нибудь материализованный символ, результат наших трудов и мечтаний… Иначе нет ощущения завершенности процесса.

Вы знаете, вот совершенно свежая история: у нас есть свой лейбл, на нем мы записываем и издаем близких нам музыкантов. Так вот, завершив работу над вторым альбомом группы «Легендарные Пластилиновые Ноги», мы, исключительно по финансовым соображениям, пытались себя убедить, что нет необходимости издавать альбом на CD, что «время уже не то», что и так все услышат. В результате, этот альбом стал нашим первым исключительно «цифровым релизом». И вот уже полгода мы не находим себе места… У нас такое чувство, что мы сделали альбом не до конца, что его как бы и нет... И тогда мы решили все-таки издать тираж, потому что не смогли справиться с чувством неудовлетворенности. Мы хотим его «взять в руки»...

Кроме того, мы всегда придавали большое значение упаковке, дизайну – всему, что так или иначе сопровождает нашу музыку. Мы всегда мыслили альбомами и стремились к целостности и концептуальности всех выразительных средств. В этом смысле винил стоит на вершине иерархии!
Ничего более волнующего, чем взять в руки конверт, достать пластинку, поставить её в проигрыватель, ничего лучшего в истории музыки «на носителях» не было. Особая процедура прослушивания – даже, можно сказать, церемония – придаёт больше значимости каждому треку, самой музыке в целом. И она этого заслуживает.

– Но почему именно сейчас? Вы подводите какой-то итог?

Нет ничего скучнее подведения итогов… Просто мы уже имели радость подержать свою пластинку в руках, а теперь хотим это испытать и с другими альбомами. Кроме того, наш концептуализм с первого года жизни группы простирался дальше понятия целостности внутри альбома.
Как известно, три первые наши студийные работы – это трилогия «Прикосновение – Волшебство – Сияние». Это очень цельная, не искусственно объединенная история... Мы ее даже издавали затем одним релизом. И ко всему своему творчеству относимся, как к некой единой, целостной теме.
Сейчас чувствуется необходимость издания всей дискографии – не потому, что хочется составить полную коллекцию, а потому, что мы чувствуем себя обязанными иметь все части, чтобы собрать и понять целое.

- Чем будет отличаться запись на виниловых пластинках от уже существующей записи? Например, вы упоминали ремастеринг…

Да, ремастеринг. Главное в альбоме – это звук. А у винила очень специфические возможности и параметры. Есть возможность сделать звучание более близким к тому, что мы слышим внутри себя, когда музыка рождается и записывается. В музыке, которую мы делаем, это важно. Было бы непростительным упущением эту возможность не использовать.
Ремастеринг – это единственное, что будет происходить с музыкой. Мы не станем ничего перезаписывать и даже заново сводить. Хотя далеко не всё, что мы делали, идеально с нашей точки зрения. Даже более того – есть альбом, который «заслуживает», чтобы мы его переписали почти полностью. Но браться за это было бы ошибкой для нас. Мы не можем позволить себе смотреть назад.
Единственное, что вполне возможно – это перезапись отдельных песен, оригиналами которых мы очень недовольны.

- Будут ли включены какие-то новые дополнительные композиции в качестве бонусов?

Нет. С таким, как у нас, подходом к альбомам это исключено. В нашем случае бонус-треки оказались бы просто банальным коммерческим ходом. К тому же наши виниловые издания просто не нуждаются в этом. Виниловый релиз уникален уже сам по себе, безо всяких добавок.

- На концертах Flёur продаются виниловые пластинки. Интересно было бы узнать о том, как они расходятся на «живых выступлениях».

На концертах винил продаётся не так хорошо, как онлайн. Относительно других носителей он достаточно дорог. А человек уже пришел на концерт, купил билет, что-то ещё - редко когда остаются деньги на винил...
Поэтому он частенько становится темой отдельной специальной покупки, заказа. В этом тоже его прелесть.



- Расскажите о своей аудитории, которая приходит на ваши концерты. Кто это? Кого вам приятнее всего видеть на ваших выступлениях?

Лена: Аудитория весьма разнообразная – в основном молодежь, конечно, но иногда приходят люди в возрасте или школьники, часто бывает такое, что приходит мама с дочкой, или даже всей семьей – это здорово. Приятнее всего видеть в зале одухотворённые, просветлённые лица, чувствуешь их близость, чувствуешь отдачу, понимание, важность и осмысленность происходящего контакта.
Это наивысшая награда – видеть на своих выступлениях людей с чистыми, открытыми сердцами, с искренними чувствами, людей мыслящих, сопереживающих, устремлённых, творческих…



Оля: Думаю, это люди непростые, мыслящие, каждый со своей внутренней «сложностью», явной или скрытой. Возраст самый разнообразный. Думаю, на наш концерт можно смело и с родителями прийти, не боясь их шокировать – по крайней мере, сильно. Очень много стеснительных людей, и вообще, наши слушатели в основном настолько тактичны, что в принципе охрана не нужна.
Хотя в единичных случаях попадаются больные агрессивные люди с извращенной фантазией, но так, наверное, у всех артистов, просто наши «маньяки» более изощрены и депрессивны. А на выступлениях приятно видеть полный зал! Было бы лицемерием ответить по-другому.
Когда находишься на сцене, то не видишь по отдельности всех людей, а просто – полный зал или пустой.

Так что свои наблюдения, которыми я выше поделилась, я сделала после концертов на автограф-сессиях. Мы не выходим после концертов только в случае крайне плохого самочувствия или усталости, или крайней спешки.

- Можете ли вспомнить несколько случаев, которые произошли на ваших выступлениях и которые бы как-то характеризовали вашу аудиторию? Например, одна популярная камерная группа мне как-то рассказала, что на их концертах, как правило, люди признаются друг другу в любви...

Дмитрий: Забавные случаи на концертах нас сопровождают с самого начала.
Запомнился самый первый сольник, когда накануне выступления на саундчек пришёл парень, перепутавший дни недели, и сидел, слушал нашу репетицию и отстройку звука, будучи в полной уверенности, что попал на концерт. После саундчека он благодарил за выступление и, кажется, был очень удивлен, что настоящий концерт завтра. И его не смутило, что в зрительном зале он был один.
В свою телефонную книгу я так его и записал - «Саша Флёр фан». Это был, наверное, наш первый поклонник.

Владислав: В нашу историю навсегда войдет то странное чувство, которое мы испытывали на всех без исключения концертах первых лет существования группы.
Каждый из зрителей был как бы заключен в собственную раковину, где он тщательно скрывал от посторонних глаз, от других зрителей свои переживания.
Зал был мертвенно молчалив. Его нельзя было назвать бесстрастным: мы явно чувствовали, что в глубине пришедших происходят какие-то процессы, что никто не остается равнодушным. Но мы не могли определить «знак» этих скрытых эмоций. Часто нам казалось, что всё, что мы делаем, просто не нравится или непонятно. Никто не разговаривал, не аплодировал, концерт заканчивался, зрители вставали и двигались к выходу.

И только через годы мы осознали, что это был пик одержимости тем, что мы делаем, высшее проявление сопричастности. К нам относились как к пришельцам из космоса, как к эфемерным созданиям, а к тому, что мы делаем – как к чему-то мощному, но хрупкому и уязвимому, что можно разрушить даже аплодисментами или тихой речью, даже взглядом. Это была очень точная реакция на наши песни...

Как-то в одном культовом арт-клубе в Киеве мы дважды собрали полный зал. Места не было – упасть в обморок! Замечательные концерты. Полный успех. Наша аудитория. Вспоминается, как в полной тишине с «киношным» утрированным грохотом падал нож у какого-то ни в чём не повинного проголодавшегося человека, и каким испепеляющим взглядом при этом смотрели на него слушатели. И всё в том же духе... Как результат – нам в дальнейшем отказали от выступлений в этом клубе, доверительно объяснив, что набивается полный зал, никто ничего не ест, не пьет, никакой торговли, официанты не могут добраться до столиков редких посетителей, пытающихся заказать пиво...

Мы понимали, что не совсем клубная наша музыка, и совсем не клубная наша публика...




Лена: Конечно, люди ведут себя по-разному – кто-то танцует, кто-то целуется на галерке, кто-то плачет, некоторые сидят в полной прострации, даже не аплодируя. Вообще многие люди нам рассказывали, что познакомились, сблизились благодаря нашей музыке, а некоторые из них впоследствии даже создали семью и потом искренне благодарили нас за то, что они нашли друг друга именно благодаря Flёur. Конечно, это очень приятно и радостно – слышать такие вещи.

- Недавно я прочитал одно очень сильное высказывание о вашей музыке: некто признавался, что группа Flёur буквально спасла его. Можете предположить, почему так происходит?

Оля: Нет, не могу. Я, конечно, очень рада, что кому-то наше творчество помогло, но не представляю, как это работает. И мне даже кажется, что если бы я знала механизм этого, мне это мешало бы творить.

Лена: Я думаю, что те, кто так говорят – люди сильные, и спасла их собственная вера и благородные чувства. А музыка – это сильнейший катализатор, который, конечно, может дать определенный импульс, толчок, но только тому, что в нас уже есть, пускай даже и в дремлющем состоянии.
Я верю в то, что у музыки Flёur может быть такая энергетика, ведь многие песни были написаны нами в такие моменты, когда мы так же нуждались в спасении и искали его в творчестве; в какой-то степени эти песни изначально служили спасением для нас самих.

- С момента возникновения группы прошло уже 13 лет, на протяжении которых были записаны 7 студийных альбомов... Что вы о себе и своей музыке узнали за это время?

Лена: Главная вещь, которую мы узнали о нашей музыке – то, что она нужна, необходима. А раз она нужна, значит, какие бы в нашей жизни ни происходили изменения, в ней всегда будет присутствовать смысл. Думаю, эта осмысленность для нас и есть то самое важное, что даёт нам наша музыка. О себе я поняла такую вещь: для того, чтобы расти и совершенствоваться, нужно всегда воспринимать ошибки и поражения как благо, как необходимый урок. И ещё то, что наши силы и способности безграничны, и одной короткой земной жизни может не хватить, чтобы их познать или исчерпать.

Оля: Что мечта может стать обузой, что всё, что радовало и вдохновляло, может надоесть, поэтому нужно стараться не терять свежести восприятия и ощущать всё как в первый раз. И это настоящая борьба с собой, с окостенением и «коркообразованием».
Ещё я думала, что когда-то я научусь делать всё хорошо и перестану чувствовать неудовлетворенность собой и свою ущербность по сравнению с другими одарёнными людьми. Но это так и не прошло.

- В одной из биографий группы я прочитал, что некогда для записи вокала из Киева приезжал звукорежиссёр Илья Галушко, известный тем, что он умел «вытащить душу» из музыканта. Однако в какой-то момент его советы стали не нужны. Можете ли рассказать подробнее о том, что это за советы и в чём именно проявился прогресс группы в то время?

Лена: Вообще, вокальная кабинка на любой студии, да и сама студийная обстановка всегда выявляют все психологические зажимы, которые есть у человека. А ведь нужно максимально раскрепоститься, отдаться, выложиться – передать эмоции и чувства именно такими, какими они были в момент написания песни. Когда ты исполняешь песню на концерте – это более естественный процесс: перед тобой живые люди, и ты рассказываешь им свою историю; плюс к тому, в зале всегда существует невидимый энергетический обмен между тобой и слушателями.

В студии всё сложнее, и включается фактор суперответственности за то, что сейчас будет зафиксировано. Конечно, есть такие исполнители, такие жанры, для которых этот фактор не имеет основополагающего значения, но в нашем случае, а по большому счету, речь идет об авторской песне – петь нужно не с помощью профессионально поставленных открытых резонаторов, а с помощью каких-то других вещей, более эфемерных, более тонко настраиваемых.

Советы Ильи в основном носили не профессиональный, а скорее психологический характер, и лично меня научили освобождаться от лишних мыслей, абстрагироваться от того места, в котором я пою, концентрируясь непосредственно на чувствах, заложенных в каждой конкретной песне.
Я научилась «раздвигать» пространство вокальной кабинки и чувствовать себя так, как будто я пою для целого мира. Подтверждением того, что я все делаю правильно, помимо ощутимых конечных результатов было то, что я могла петь долго, не уставая, и получать настоящее наслаждение от самого процесса.

- С какого альбома вы бы рекомендовали начать знакомство с группой?

Оля: С последнего. Я всегда больше люблю новые песни и альбомы, потому что старые уже поднадоели.

Лена: С «Прикосновения» или с «Эйфории» – для меня эти альбомы знаменуют собой начало новых этапов в жизни Flёur. В «Прикосновении» больше трогательности и хрупкости, в «Эйфории» – энергетики и эмоций.

- Можете ли вы дать короткую характеристику – буквально одной фразой – каждому из семи альбомов, которые будут выпущены на виниле. Чем каждый из этих альбомов вам дорог, каким воспоминанием?

Лена: «Прикосновение» – это был наш первый студийный альбом, поэтому к нему особенное символическое отношение, всё было впервые. По составу песен – один из моих самых любимых.
«Волшебство» – записывался мучительно долго, но результат, видимо, стоил того – многие наши поклонники до сих пор считают этот альбом лучшим, хотя мы сами считаем иначе. В этом альбоме много грустных и мрачных песен.
«Сияние» – наоборот, был записан очень быстро, на одном дыхании, и, возможно, это сказалось на некоторых вещах, которые сейчас хотелось бы исправить. По составу песен он более светлый и лёгкий.
ВВИПК – была сделана попытка изменить звучание группы с помощью работы другого звукорежиссера, в результате чего, с одной стороны, некоторые песни действительно зазвучали соответственно радийным стандартам, но несколько песен, увы, были непоправимо испорчены (без нашего ведома) неуместной коммерциализацией и банальными безвкусными аранжировками.
«Эйфория» – первый альбом, которым мы сами были довольны на 100%, первая наша работа с Ильей Галушко. Это был своего рода прорыв, мы использовали новый подход к накоплению и отбору материала, также многие аранжировки были добавлены прямо в студии. Очень эмоциональный и мощный в энергетическом плане альбом.
«Тысяча Светлых Ангелов» – первый альбом, который мы писали дома, в Одессе. У нас было много времени, возможность чутко следить за процессом и вносить в него изменения. Было задействовано много разных инструментов и музыкантов. Очень разноплановый альбом по настроению и стилям – от драйвовых и динамичных рок-композиций до медитативных баллад.
«Пробуждение» – к последнему альбому всегда тоже особенное отношение, мы ещё не успели взглянуть на него сквозь призму времени, но могу однозначно сказать, что в него вошли некоторые очень важные для нас в идейном смысле песни.

Оля: «Прикосновение» – ездить каждый день после работы в душном автобусе в ужасную жару из промышленного района с работы на запись.
«Волшебство» – оказывается, звукорежиссеры не любят, когда группа в полном составе во время записи разговаривает у них за спиной. Потому что тогда на записи хотели присутствовать все.
«Сияние» – холод, зима, одиночество, пьянство в съёмной киевской квартире.
ВВИПК – приятное лето, совместная готовка в съёмной квартире в Евпатории, студия в частном доме, ежи. Изнасилование попсой.
«Эйфория» – живое пианино в помещении, напоминающем склад или гараж. Нелепость, легкость, хаос, смех.
«Тысяча Светлых Ангелов» – Илья Галушко – монстр терпения, балаган, коммунальная квартира. Идти домой после записи пешком.
"Пробуждение" – дискомфорт, неудовлетворённость, большие надежды.

Дмитрий: «Прикосновение» – начало, осуществление мечты, путь в неизвестность, единственный наш альбом, записанный не целиком (методом накопления инструментов), а «попесенно», шаг за шагом...
«Волшебство» – огромные ожидания, работа на лучшей студии Украины с лучшими звукорежиссерами, мучительные простои в работе и всё-таки свершившееся чудо.
«Сияние» – одни из самых выдающихся песен группы именно здесь, и оттого немного жаль, что запись и сведение альбома происходили в несколько поспешном режиме.
ВВИПК – наверное, так было кому-то нужно, и я не был бы столь категоричен, как мои коллеги.
«Эйфория» – полнейшая и безоговорочная сатисфакция!
«Тысяча Светлых Ангелов» – и снова, мечты сбываются! После такого альбома сложно было представить, что же можно создать более монументальное и возвышенное!
«Пробуждение» – ещё слишком свежи воспоминания, но что-то очень важное было сказано и здесь...

- Вообразите себе ситуацию: человек в большом музыкальном магазине (пусть, такие уже уходят в прошлое) пытается найти правильную полку, на которую ему нужно поставить ваш новый альбом. И вот он ищет правильную секцию, минуя таблички «хип-хоп», «хард-рок»... Где бы вы ему посоветовали остановиться и на какую полку поставить дискографию Flёur?

Владислав: Я бы предпочел, чтобы в этом магазине был отдельный стенд Cardiowave, это бы указывало на принадлежность к лейблу, к стилю, к сути того, что мы делаем. Ещё мне нравится, когда что-то называется строками из песен, или названием песен, или альбомов...
Представьте: где-нибудь в самом дальнем углу зала, на одной из нижних полок стеллажа вы обнаруживаете маленький указатель «Музыка странного сна» или «Для того, кто умел верить». По-моему, это было бы замечательно. И даже чисто утилитарно, с точки зрения навигации – это точнее. Я уверен, что мир придет к этому!

Оля: Я думаю, в каждом магазине должна быть дверь, завешенная плакатом Flёur. И любопытный покупатель, случайно порвав плакат, попадал бы в параллельный мир.

- Некогда вы очень интересно сказали, что Dead Can Dance – это Вечность, Сocteau Twins – Bоздух, Сoil – Тёмное начало, а In Gowan Ring – это Мудрость. Можно ли уже одним словом сказать так про Flёur?

Дмитрий: Flёur – это… Флёр!
Лена: Для меня Flёur – это Путь. В самом всеобъемлющем смысле этого слова.


Дискография Flёur на виниле. Часть первая: ЭЙФОРИЯ


Беседовал Дмитрий Попов (Kroogi).



© Kroogi форум 14 февр. 2013 05:12
Комментарии (1)
Klim451
13 лет, так много в них всего, и как много ещё будет впереди
15 февр. 2013 08:14